4 положительных момента при лишении должников единственного жилья

17.01.2017

Чем хороша новая инициатива Минюста: 4 положительных момента при лишении должников единственного жилья

4 положительных момента при лишении должников

Министерство юстиции объявило о новых революционных изменениях российского законодательства. Грядущая инициатива позволит за долги изымать у собственников единственное жилье, если его площадь в два раза превышает установленную законом норму на одного человека. При всей кажущейся неприемлемости, о чем уже успели высказаться ряд экспертов, такая мера, по мнению адвоката Олега Сухова, имеет и очевидные положительные особенности. Она поможет не только дисциплинировать большую часть безответственных потребителей, но и стать результатом пересмотра принципов российской кредитной системы.
Во-первых, принятые меры могут быть выведены в отдельный государственный микроинститут, регулирование которого, несомненно, должно простимулировать финансовую грамотность потребителей. При этом можно сказать, что это одна из самых нерепрессивных государственных мер, которая, к тому же, не будет стоить федеральному аппарату ни копейки.

Это обязательно обернется зачисткой российской кредитной системы от несостоятельного потребительского балласта. Массового отъема квартир у населения не предвидится, а значит, конституционные права граждан будут соблюдены, но каждый раз, перед тем, как оформить кредит, потенциальный заемщик серьезно проанализирует свои возможности и задумается – насколько он состоятелен для выполнения обязательств перед банком.

Ведь, как показывает опыт, одна только политика сдерживания – исключение высоко рискованных заемщиков с низкими доходами, введенная некоторыми банками в кризисные годы, не способна отфильтровать проблемный актив и упорядочить кредитную деятельность. По данным ЦБ РФ, показатели просроченной задолженности в России регулярно растут. С 2008 года удельная доля кредитов с несвоевременными платежами увеличилась с 3 почти до 9 % в общем объеме выданных займов.

Во-вторых, улучшатся показатели собираемости долгов, в том числе, и для управляющих компаний. До сих пор единственными мерами наказания, которые им позволяет принимать закон в отношении неплательщиков, являются: начисление пени, размер которой в соответствие с п.14 ст. 155 Жилищного кодекса составляет 1/300 ставки рефинансирования ЦБ, а также ограничение или прекращение подачи коммунальных услуг. Официальная статистика Минстроя позволяет думать, что проблема коммунальных неплатежей никогда не решается. Сегодня общий долг потребителей перед управляющими компаниями составляет 270 млрд. рублей. Примерно 15 – 20 % россиян являются должниками. Порядка 6 тысяч судебных решений о принудительном взыскании долга находятся в исполнительном производстве.
Этот показатель может уменьшиться, — утверждает адвокат Олег Сухов, — если взыскание будет обращено не на обычное имущество, чему, кстати, владельцы могут препятствовать, а на жилье. Сама по себе угроза оказаться в такой долговой кабале и остаться на улице может быть катастрофичной для относительно благополучных и адекватных собственников.

В-третьих, работа с долгами перестанет быть уделом коллекторских агентств. Как результат, таких контор в нашей стране станет еще меньше. Рынок, для которого с 1 января заработали новые жесткие правила регулирования, исключающие стихийную неконтролируемую деятельность и предполагающие обязательное включение в государственный реестр, станет еще более сдержанным.

Как это ни странно, но альтернативу «огульному выбиванию долгов» могут предложить сами банки. Скорее всего, они пойдут на увеличение штатных юристов и на укрупнение профильных отделов. Будут максимально задействованы принципы предварительной работы с заемщиком, чтобы исключить проблемную задолженность и определить кредитоспособность клиента на начальном этапе.

Вместе с тем, в судах начнет формироваться новая практика. Учитывая то, что оценка недвижимости на основе кадастровой стоимости уже вызвала определенный резонанс среди населения в контексте оплаты налога за недвижимость, новая мера только увеличит поток исков, касающихся величины объекта оценки. Так, по официальной статистики Росреестра, если в 2014 году российскими судами было рассмотрено порядка 4,8 тысяч дел о стоимости объектов недвижимости, то в 2015-м этот показатель увеличился на четверть. В некоторых случаях суд мог снизить размер кадастровой стоимости квартиры на 40-70%. Очевидно, что теперь вынесение таких решений вовсе исключат, то есть доказать какие-либо нарушения в действиях оценщиков или несоответствие отчета об оценке стоимости объекта положениям закона или стандартам будет практически невозможно.

В-четвертых, оценщики могут получить серьезный пласт работы, и эта относительно депрессивная сфера, которая уже долгое время нуждается в реформировании, сможет не только сама себя оптимизировать, но и укрепиться дополнительным функционалом за счет интеграции в государственный контекст.

Можно предположить, — говорит адвокат Олег Сухов, — что индивидуальные оценщики утратят право работать с такой категорией объектов, даже если состоят в саморегулируемой организации, как предписывает закон «Об оценочной деятельности». Такую оценку, скорее всего, уполномочены будут проводить лишь юридические лица, которые смогут предоставить дополнительные свидетельства своей состоятельности в виде банковской гарантии, обеспечивающей надлежащее исполнение обязательств по заключенному с заказчиком договору, и страховки, покрывающей потенциальные риски. Вполне возможно, что требования к таким компаниям могут ужесточить.

Вместе с тем, закон «Об оценочной деятельности» может быть пересмотрен и в части стандартов и методов оценки. Например, главное основание, по которому истец в суде зачастую пытается оспорить результаты оценки кадастровой стоимости объекта – это как раз обоснованность выбора ее методов.

print