Алексей Шапошников о реновации

18.10.2017

Алексей Шапошников: Власть готова идти на диалог с теми, кого не устраивает реновация

Алексей Шапошнико

С. Сорокина― Здравствуйте. Приветствуем вас. Сегодня программа «В круге Света» с двумя ведущими. Юрий Кобаладзе здесь.

Ю. Кобаладзе― Добрый вечер.

С. Сорокина― И Светлана Сорокина. А вот гость у нас один. Гость у нас Алексей Валерьевич Шапошников, председатель Мосгордумы. Вот уже с 2014 года вы в городской думе и ее возглавляете. Он кандидат юридических наук и так далее. Но давайте по порядку. Наверное, вот с чего начнем. Скажите, пожалуйста, Алексей Валерьевич, вот создается ощущение, что у нас Мосгордума как-то подмята мэрией. Кажется, что городом управляет исключительно Собянин, его команда, а Мосгордума как бы законодательно обеспечивает все, что напридумывает Собянин и его команда. Это правильное ощущение?

А. Шапошников― Вы знаете, ощущение, я думаю у нас сегодня не двое ведущих, а ведущая одна и двое респондентов. Вы знаете, ощущения могут быть разные абсолютно. Все люди, все москвичи тоже разные. Но здесь хотелось бы отметить, что без совместной работы законодательной власти и исполнительной, невозможна реализация таких крупных масштабных проектов, которые реализуются в Москве. Да и в любом регионе, если нет конструктивного взаимодействия исполнительной и законодательной власти, тоже никакой работы не получится. Поэтому на сегодняшний момент идет планомерная постоянная работа.

Ю. Кобаладзе― А конфликты бывают?

А. Шапошников― А вы сделайте проще, вы приходите к нам на заседание комиссии, вот например, как сегодня у нас было совместное заседание профильных комиссий. Потому что началось рассмотрение бюджета. Споры очень идут ожесточенные. Я применил неслучайно слово «ожесточенные». Потому что вопросы мы задаем неудобные. Иногда мы получаем те ответы, которые нас не устраивают, и мы на этом не останавливаемся. Коллеги иногда берут паузу для того, чтобы подготовиться к тем ответам, которые необходимы. И мы хотим узнать именно ответы на эти вопросы. Потому что это идет постоянная плановая работа. Действительно возникают иногда ситуации, когда необходимо с коллегами из исполнительной власти общаться и на заседаниях комиссии и на заседаниях круглых столов. Куда мы приглашаем не только депутатов. У нас площадка открытая. У нас очень часто участвуют и специалисты, и наши коллеги муниципальные депутаты. Поэтому все происходит…

С. Сорокина― А удается когда-то на своем настоять.

А. Шапошников― Конечно удается.

С. Сорокина― Нда. Потому что такое ощущение, что у Собянина прямо руки развязаны. Что хочет, то и делает.

Ю. Кобаладзе― Это нравится, что Собянин делает.

С. Сорокина― Адвокат.

А. Шапошников― Яркий пример даже – подготовка к реализации программы реновации. Посмотрите, какое шло горячее обсуждение по включению или не включению тех или иных домов в программу реновации. И депутаты, за что в очередной раз хочу сказать огромное спасибо своим коллегам депутатам Мосгордумы, которые в процессе подготовки, это рекорд на сегодняшний момент, которые в течение 30 с маленьким хвостиком дней провели больше тысячи встреч очных. Глаза в глаза, лицо в лицо. И многие пожелания, которые были высказаны на этих встречах о включении или не включении дома в программу реновации, исполнительной властью были учтены. Наверное, это самый яркий пример по нашему 2017 году. Это вопрос, который интересовал большое количество москвичей.

Ю. Кобаладзе― Реально сейчас фактически…

А. Шапошников― Если говорить о программе реновации, то она уже началась.

Ю. Кобаладзе― То есть уже выселяют людей.

А. Шапошников― Нет. Подождите.

С. Сорокина― Составлены списки. Подобраны площадки для строительства. Это что, не реальная работа. Стройка началась.

Ю. Кобаладзе― Это как бы…

А. Шапошников― Юрий хочет спросить: когда первые поедут.

Ю. Кобаладзе― Да, заселятся, когда войдут, я помню, когда вселялись в эти пятиэтажные дома, целовали полы. Вот так чтобы приехали, люди из бараков переезжали в эти пятиэтажки.

А. Шапошников― Как раз вот сегодня я упомянул, что у нас состоялось совместное заседание двух комиссий. Комиссия по ЖКХ и по городской собственности. И мы обсуждали в разрезе бюджета, который внесен для рассмотрения в Мосгордуму, насколько финансами обеспечена реализация программы реновации. Причем если бюджет рассматривается в горизонте планирования трех лет 2018-19-20, то мы взяли чуть больше горизонт. Мы затронули и 17-й год, который сейчас идет. Потому что летом этого года мы принимали поправки в бюджет и уже выделены средства для реализации программы реновации. Здесь я вас абсолютно поддержу. Потому что действительно программа реновации начинается сразу не с переезда. Конечно, заложены средства для чего – для того чтобы необходимо было провести подготовительные работы. Что это такое. Необходимо сделать проектирование. Необходимо оплатить подключение к сетям тех новых домов, которые будут строиться. На сегодняшний момент этот процесс уже пошел. Или даже процессы. Потому что первые жители, скорее всего, смогут переехать в конце этого года.

Ю. Кобаладзе― Так совсем ничего не осталось.

С. Сорокина― Это видимо, готовые какие-то дома.

А. Шапошников― Которые находятся в собственности города. И если они подходят москвичам, которые захотят в них переехать – мы с удовольствием это воплотим в жизнь.

С. Сорокина― Все-таки застройщики выгадывают.

Ю. Кобаладзе― Я живу на Боровском шоссе, там огромные микрорайоны строятся. Городу не проще купить.

С. Сорокина― Застройщики бы просто аплодировали.

А. Шапошников― Коллеги, у нас нет задачи решить проблемы застройщиков. У нас есть задача решить проблемы москвичей. И вот то, что строится, почему город не нацелен сейчас на какое-то усиленное выкупание. Тот адрес, который вы назвали. Я все адреса не помню, потому что на сегодняшний момент в Москве готово 210 площадок, которые уже в проработке. То есть они определены, вышло постановление правительства. И 150 площадок уже в разработке, которые потом будут включены.

С. Сорокина― Для расселения людей.

А. Шапошников― Для строительства новых домов по программе реновации.

С. Сорокина― Это имеется в виду в тех районах или рядом с теми районами, которые будут расселяться? Я вспоминаю обещания.

А. Шапошников― Исключительно в тех районах, потому что у нас с вами есть городской закон, есть федеральный закон. Если вы помните, там называлось 12 гарантий. Это все прописано и в московском и федеральном законе. Одна из основных гарантий, камень преткновения при начале реализации программы реновации был вопрос: куда нас повезут.

С. Сорокина― Хорошо звучит: куда нас повезут.

А. Шапошников― Я говорю тем языком, как вопросы нам задавали на встречах. И одна из гарантий, которая прописана в законе – переселение исключительно в том районе проживания, где сейчас находится человек. Если он…

Ю. Кобаладзе― Не возражает.

А. Шапошников― Если он хочет, даже не то что не возражает.

С. Сорокина― Если хочет, то могут предоставить другие адреса.

А. Шапошников― Он может обратиться, потому что также на встречах мы сталкивались с тем, кто-то хочет к себе родителей перевести. Кто-то хочет наоборот переехать поближе к родителям, чтобы родители ребенка в школу…

С. Сорокина― Понятно, у каждого свои ситуации.

А. Шапошников― Бытовые ситуации. Не предусмотреть это тоже неправильно. Поэтому мы гарантируем переселение в районе проживания. Если есть у человека необходимость, то власти всегда готовы идти навстречу. Чтобы семьи жили рядом. Мне кажется это нормально. И я все-таки вернусь к сегодняшней комиссии и финансовому обеспечению. Просто я начал говорить, и мы ушли сразу на Боровское шоссе. А мы сейчас на Новом Арбате. Вернемся на Новый Арбат.

Ю. Кобаладзе― Там просто красивые дома, огромные комплексы.

С. Сорокина― Сусанин, не выводи нас на Боровское шоссе.

А. Шапошников― Сегодня мы обсуждали вопрос финансового обеспечения реализации программы реновации. Как я уже сказал, в этом году были приняты изменения в бюджет Москвы. И уже были предусмотрены средства на реализацию программы реновации. И сегодня идут подготовительные работы. Всего эта сумма, даже мэр Москвы С. С. Собянин назвал ее колоссальной. Это 400 млрд. рублей. Которые предусмотрены на 2017-18-19-20 года.

С. Сорокина― А есть такие деньги у Москвы?

А. Шапошников― У Москвы такие деньги есть. Они на сегодняшний момент заложены в бюджет. И это есть как раз гарантия исполнения гарантий, прописанных в законах. Сегодня мы досконально разбирали. Мы понимаем, какие 210 площадок на сегодняшний момент уже есть и что на них будет происходить.

С. Сорокина― А комиссия какая рассматривала?

А. Шапошников― Это было совместное заседание комиссии Мосгордумы по ЖКХ и государственной собственности и землепользования. Конец дня, уже заговариваюсь. Потому что была такая очень интересная живая непростая комиссия…

Ю. Кобаладзе― А как в народе общее настроение в принципе. Нет таких разногласий. Одно время говорили, что народ против.

С. Сорокина― Сейчас как по настроению?

Ю. Кобаладзе― Готовы люди ехать?

А. Шапошников― Люди переезжать готовы. Настроения действительно были достаточно разные. Мы все с вами были свидетелями и митингов, и встреч, и определенных пикетов. Это нормально, выражение мнения москвичей. И в данном случае и власти и исполнительная и законодательная не только прислушалась, она услышала эти мнения и самое главное – это были не столько мнения, сколько опасения, которые необходимо было разъяснить.

С. Сорокина― А как сейчас?

А. Шапошников― И разъяснить, не просто сказать словами, а прописать в законе. И тогда Мосгордума впервые воспользовалась, если так можно сказать методом опережающего регулирования. То есть мы приняли московский закон, и потом уже был принят федеральный закон. И много что было прописано в качестве гарантий в московском законе, нашло отражение и в федеральном. Действительно, после того как ГД приняла закон, в ГД, в том числе под председателем П. О. Толстого, это депутат от Москвы, зам. председателя ГД…

С. Сорокина― Знаем, знаем.

А. Шапошников― Была образована специальная рабочая группа по вопросам реновации. Которая будет мониторить исполнение программы реновации. Будет действовать как минимум до созыва ГД. То есть этот вопрос контролируется, в том числе…

С. Сорокина― Это все понятно. А есть собственные ощущения или какие-то данные исследований о том, как сегодня уже жители относятся к этой программе. Скорее положительно или скорее отрицательно. Потому что есть люди, которых все равно не переубедишь, сколько законов ни издавай. У меня есть такая пожилая знакомая, которая просто разве что под поезд не бросается от отчаяния, что она попадает в эту реновацию. Хотя живет в хрущобе и, казалось бы.

А. Шапошников― Действительно всегда будут оставаться, кого мы, наверное, не смогли или не сможем убедить. Это нормальная ситуация. Я отвечу за свой избирательный округ. Где ко мне приходят на прием. Это Свиблово, Северное и Южное Медведково. В основном в Свиблово находятся в моем избирательном округе дома, которые попадают под реновацию. Сейчас приходят и говорят «спасибо» за то, что адрес нашего дома включен в программу реновации. И спрашивают: а когда мы переедем. То есть уже приходят и просят реализацию самой программы.

С. Сорокина― Но в каждом доме найдется несколько семей или несколько человек, которых это не устроит. Вы представляете, какой вал будет судебных разбирательств и тяжб со стороны тех, кого не устраивает все происходящее.

А. Шапошников― В первую очередь наша задача договориться, чтобы не было тяжб и власть готова идти в данном случае на диалог с теми, кого что-то не устраивает. Желательно знать, что не устраивает, чтобы постараться этот вопрос решить. Потому что, скажем так, помните как в детском мультфильме «Баба Яга против» это не позиция. Можно ли услышать аргументы, либо причины. Если есть аргументы и причины, всегда можно найти следствие и постараться разрешить эту проблему. Если огульно говорить, что я не хочу и все, это неконструктивная позиция.

С. Сорокина― А есть часть таких, которые не хотят и все. Просто потому что пожилые, потому что им тяжело переезжать, потому что они привыкли именно здесь в этом дворе. Причина может быть ведь такой, правда.

А. Шапошников― Светлана, вот вы сейчас затронули одну из гарантий, которая на сегодняшний момент нашла отражение в законе. Все…

С. Сорокина― Чего ни коснешься – все отражено в законе.

А. Шапошников― И затраты, и заботы о переезде на себя полностью берет город. Более того, возвращаясь к сегодняшней комиссии, мы рассматривали затраты на программу реновации, достаточно интересный был доклад Стройкомплекса и вот я даже запомнил цифру, что один процент затрат закладывается на переезд москвичей из квартиры в квартиру.

С. Сорокина― Все равно все чашки упаковать тяжело.

А. Шапошников― У нас для этого есть замечательная молодежь, с которой мы будем взаимодействовать, и которая с удовольствием поможет людям преклонного возраста собраться и переехать. У нас существует замечательная система молодежного парламентаризма, которая есть в каждом муниципальном…

С. Сорокина― Юрий Георгиевич, спроси что-нибудь Алексея Валерьевича, чтобы он не смог ответить сразу.

Ю. Кобаладзе― Я своих студентов спрошу, кто-нибудь участвует в программе.

С. Сорокина― А скажите, пожалуйста, ваши личные ощущения, вот у меня, я всех спрашиваю, кто как-то причастен к программе реновации, у меня было ощущение странного аврала с этой реновацией. Вот почему нельзя было это делать, как делалось при том же Лужкове при первой очереди сноса пятиэтажек. Постепенно, не торопясь, какие-то дома встают в очередь.

Ю. Кобаладзе― Собянин все это разъяснил.

С. Сорокина― Почему, ну почему так надо было обвально, чтобы всем как молотом по голове. Чтобы все подпрыгнули и изумились. Зачем вот так сразу я не понимаю. Столько денег вбухать. Почему не постепенно.

А. Шапошников― Давайте мы вернемся даже не к началу программы реновации, а к моменту задумки.

С. Сорокина― Эту задумку как-то выдали так на-гора. Стремительно, что мы просто все изумились.

А. Шапошников― На-гора работают, выдать задумку на-гора не получится. Смотрите, какой уже достаточно продолжительный период времени мы этот вопрос обсуждаем. В чем яркое отличие от первой программы. Первое – никто с москвичами ни о чем не советовался. Принималось решение органом исполнительной власти, что вот этот дом тогда-то сносится, и вы едете, даже не буду называть, в какой-либо из районов города. И все.

Ю. Кобаладзе― А там были какие-то проблемы?

С. Сорокина― Да, были.

А. Шапошников― Насколько я знаю, были достаточно большие. В первую очередь были связаны с переездами: куда вы меня везете. Это не тот район, там я жить не хочу, не буду. А здесь началось с чего: впервые власть обратилась к москвичам и сказала, что решите сами, хотите или не хотите участвовать. У нас же с вами было, извините, три способа выражения мнений или принятия коллективного решения. Я не думаю, что нам сейчас надо на них останавливаться. Мы много о них говорили.

С. Сорокина― Не будем.

А. Шапошников― Поэтому впервые власть спросила москвичей: хотите или не хотите. Это раз. Второй очень важный момент. Те москвичи, которые не имеют собственности жилья, а проживают по договорам социального найма. Это собственность города. И, извините меня, при проведении общих собраний собственников город впервые передал по сути свое право голоса нанимателю квартиры. Такого не было никогда. То есть город отдал, по сути, свои голоса и сказал москвичам: распоряжайтесь, сами принимайте решения. Более демократичного пути просто не существует. Использование современных методов…

С. Сорокина― Это все понятно. Я не понимаю, почему надо было вот так прям аврально. Чтобы такие колоссальные деньги, такой объем работ. Какая причина такой срочности?

А. Шапошников― А в чем авральность?

С. Сорокина― Что не более протяженное время заложено на эту программу, не постепенно будут сноситься и переселяться дома, а разом все.

А. Шапошников― Подождите. Программа рассчитана на 15 лет.

С. Сорокина― Все-таки 15 будет.

А. Шапошников― Конечно.

С. Сорокина― Но вы говорите, уже в этот новый год будут переселяться люди.

А. Шапошников― Это первые, чтобы она за 15 лет реализовалась, она, во-первых, будет идти нарастающими темпами. Вы что думаете, в этом году переедет колоссальное количество. Нет, это будут первые переезды. Насколько я помню из доклада сегодня на комиссии, 51 дом войдет в строй в 2018 году. И постепенно будет нарастать. То есть до 2020 года на этих площадках 210, которые сейчас уже у нас есть, будет построено 3,4 миллиона кв. метров жилья. Всего нам с вами надо 16. До 2021 года эта цифра будет около 6 миллионов.

С. Сорокина― Но у города же есть еще построенное жилье. Может быть, оно будет использовано.

Ю. Кобаладзе― Зачем строить, когда есть уже готовое.

А. Шапошников― Коллеги, а в чем разница…

С. Сорокина― Ну потому что в других районах.

А. Шапошников― Нет, да нет. Друзья мои. В первую очередь то жилье, которое будет город строить за счет собственных средств, оно будет на порядок дешевле, чем покупать, извините меня, у застройщика. У них просто оказывается это дороже, чем город сам за свой счет построит эти дома.

С. Сорокина― То есть господин Хуснуллин будет этим рулить?

А. Шапошников― Этим будет рулить фонд, который создан, есть наблюдательный совет, который возглавляет мэр Москвы. Поэтому извините меня, столько сейчас структур и более того, лучше, чем сами москвичи никто за этой программой…

Ю. Кобаладзе― А может строителей позвать, а ну-ка ребята, быстро без сопротивления.

А. Шапошников― Не получится без сопротивления. Помимо этого же в Москве создан, функционирует с момента организации голосования общественный штаб по контролю за программой реновации. Который возглавляет Александр Козлов, член Общественной палаты Москвы. И он продолжает работать. То есть этот штаб не закончил свою работу. Так же как и рабочая группа Толстого.

С. Сорокина― Мы с вами заговорили про бюджет, который должен быть рассмотрен и принят Мосгордумой. Московский бюджет на будущий год. И рабочая группа рассматривает отдельные его статьи. Прозвучала какая-то вроде позитивная информация по поводу социальных пособий, социальных выплат. Расскажите, может быть, об этом. Что там улучшается, изменяется. Наверное, не грех напомнить еще раз.

А. Шапошников― Если говорить в целом, то традиционно московский бюджет сохраняет свою социальную направленность. Больше 50% бюджета будет израсходовано на социальные программы. Действительно вчера у нас состоялась в рамках комиссии по социальной политике, ее возглавляет мой коллега Антонцев Михаил Иванович. Состоялся круглый стол, который инициировала родительская общественность. Это многодетные, это одинокие матери. И как раз шел диалог о повышении тех денежных средств, которые выделяются из бюджета города. Они перед депутатами поставили, и у них до этого была встреча с мэром Москвы, где они также поднимали эти вопросы. И мы увидели, что в проекте бюджета действительно произошли изменения по увеличению этих средств. Весь вопрос, как эти средства распределить внутри этих категорий. И вот вчера шел диалог, какие необходимо ввести критерии, насколько можно увеличить эти средства. Я не буду забегать вперед, потому что заседание самой комиссии состоится только завтра. И мы завтра с вами узнаем более точные параметры. Потому что перед самой комиссией пройдет еще круглый стол с нашими москвичами. С людьми старшего поколения, пожилого возраста. Так как они тоже ставят перед нами вопросы об увеличении им помощи…

С. Сорокина― Имеется в виду московские надбавки.

А. Шапошников― Да, да. И насколько мы сегодня общались с М. И. Антонцевым, это увеличение произойдет в разы.

С. Сорокина― В разы пенсионерам или многодетным и одиноким?

А. Шапошников― Сейчас мы с вами ведем речь о матерях одиночках, о многодетных, семьи, которые нуждаются в социальной помощи.

С. Сорокина― С инвалидами.

А. Шапошников― И завтра мы встречаемся с людьми старшего поколения. Это те категории, которым есть возможность сейчас улучшить условия. И я уверен, что при рассмотрении бюджета мы сможем эти все параметры отстоять. Более точные параметры появятся завтра после заседания комиссии, когда пройдет профильная комиссия. Мы это услышим и с удовольствием с вами поделимся.

С. Сорокина― Но примерно. Вы говорите не 500 рублей, а примерно, сколько это может быть.

А. Шапошников― Примерно это в разы. Я думаю, что может достигать и 10 тысяч рублей, по крайней мере, вчера об этом шел диалог.

С. Сорокина― Это про пособия речь идет.

А. Шапошников― Да.

С. Сорокина― А пенсионерам?

А. Шапошников― Это отдельный закон рассматривается. Сейчас он вносится в Мосгордуму. Как он будет внесен, мы сможем вам назвать четкие цифры. С удовольствием это сделаем.

Ю. Кобаладзе― Хоть какой-то дом готов уже, хочется поехать посмотреть. Куда будут переезжать.

С. Сорокина― Ты про что, Юр. Это опять все, мы уже про другое ушли. Он все про те…

Ю. Кобаладзе― Я о своем. Ну есть готовые дома.

С. Сорокина― Юр, ну ты бы следил за новостями.

А. Шапошников― А можно я воспользуюсь тем, что нахожусь у вас в студии, в эфире. Во-первых, приглашу вас.

Ю. Кобаладзе― Пригласите.

А. Шапошников― Во-вторых, приглашу всех москвичей, Светлана абсолютно права. На ту экспозицию, которая открыта на ВДНХ.

С. Сорокина― Там все типы квартир, которые представляются.

Ю. Кобаладзе― Подожди, дом уже готовый, если в конце года уже переселяют. Так дом должен быть готов.

С. Сорокина― Убью. Ну, позовите его лично, пожалуйста. Раз ему так хочется. У тебя, что хрущоба есть. Ты живешь в хрущобе?

Ю. Кобаладзе― Я хочу увидеть, куда людей…

С. Сорокина― Все, его личное. После эфира.

А. Шапошников― Он хочет потрогать.

Ю. Кобаладзе― Да. На выставке там все может быть прекрасно.

А. Шапошников― Я почему вас приглашаю на выставку. Потому что сегодня в рамках комиссии мы договорились, что следующее заседание мы, Сергей Иванович Зверев председатель комиссии выступил с предложением провести на территории ВДНХ с представителем Стройкомплекса. Где все члены комиссии, депутаты Мосгордумы еще раз могут увидеть все типы квартир. Обратить внимание на улучшенную отделку. На те материалы, которые будут использоваться.

Ю. Кобаладзе― У меня русский не родной, я не могу правильно вопрос задать. Если к концу года уже будет реально переселение, то хочется посмотреть не макеты…

С. Сорокина― Ну есть эти дома. Те, кто получают новые адреса, прекрасно приезжают и смотрят на свои дома.

Ю. Кобаладзе― Я хочу поехать и посмотреть.

С. Сорокина― Слушайте, ну скажите ему, куда ехать уже.

А. Шапошников― Мы тогда с вами сначала дождемся, когда Юрий переедет в пятиэтажку, которая находится в программе реновации, дождется своей очереди, и мы его пригласим посмотреть.

С. Сорокина― Хорошо.

А. Шапошников― Почему мы должны давать ему какие-то привилегии по сравнению с другими москвичами я не понимаю.

С. Сорокина― Я тоже не понимаю.

Ю. Кобаладзе― Почему я не могу посмотреть дом, который готов.

А. Шапошников― Дом, который построил Джек.

С. Сорокина― Заклинило просто.

А. Шапошников― Я беру на себя обязательство первый дом смотреть ехать вместе с вами.

Ю. Кобаладзе― Когда это можно будет сделать?

С. Сорокина― Отлично. К концу года.

А. Шапошников― Я в ближайшее время с удовольствием с вами съезжу

С. Сорокина― Хорошо. Алексей Валерьевич, скажите, пожалуйста, еще одну комиссию хочу затронуть, которая одобряет установки тех или иных памятников. Прошла новость о том, что комиссия Мосгордумы одобрила установку памятника Петру и Февронии. Знаете вы про это?

А. Шапошников― Знаю.

С. Сорокина― Во-первых, что это за комиссия такая.

А. Шапошников― Я бы сразу хотел откорректировать новость, которую вы прочитали.

С. Сорокина― А как?

А. Шапошников― Комиссия Мосгордумы и потом Мосгордума на своем заседании принимает постановление о месте установки памятника. Комиссия Мосгордумы и Мосгордума не оценивает само художественное произведение.

С. Сорокина― А саму идею?

А. Шапошников― Секундочку.

Ю. Кобаладзе― …Решение промежуточное.

А. Шапошников― Коллеги, здесь очень важный момент и я вам благодарен, что вы поднимаете этот вопрос. Хотелось бы действительно, пользуясь случаем, разъяснить.

С. Сорокина― Объясниться.

А. Шапошников― Не объясниться, а разъяснить. Объясняться нам пока, слава богу, не в чем. Мосгордума принимает решение о месте установки. Когда поступает предложение: вот по такому-то адресу поставить такой-то… Самого произведения еще нет. Его нет. Предлагается место.

С. Сорокина― А кто входит с предложением?

А. Шапошников― Есть целая процедура. Чтобы сейчас о ней не говорить, она опубликована на сайте, есть положение комиссии, там все достаточно четко прописано.

С. Сорокина― Кто угодно может прийти?

А. Шапошников― Инициировать может кто угодно. Но есть определенные условия, которые инициатор обращения должен соблюдать. Если он их не соблюдает, то комиссия даже не будет рассматривать его предложение.

С. Сорокина― Остановимся на этом, продолжим сразу после новостей ровно с памятника Петру и Февронии.

С. Сорокина― Еще раз вас приветствуем. Алексей Шапошников у нас в студии, председатель Мосгордумы. Мы остановились перед новостями на том, как принимаются решения по установке памятников. Только что комиссия Мосгордумы одобрила место под установку памятника Петру и Февронии. И сразу оговорился наш гость, сказал, что мы не рассматриваем само произведение, только выделяем место. Но Мосгордума может и не выделить место под какой-нибудь памятник. Так вот, чем мила была идея установки памятника именно Петру и Февронии?

А. Шапошников― Пока это решение приняла, как вы правильно заметили, только комиссия по монументальному искусству, Мосгордума еще такое решение не принимала. Здесь необходимо отметить, что эта комиссия при Мосгордуме, и депутаты не входят в эту комиссию.

С. Сорокина― Это сторонняя комиссия.

А. Шапошников― В нее входят творческие люди, это архитекторы, скульпторы, поэты, то есть те, кто имеет отношение к творчеству. И в эту комиссию не входит ни один депутат Мосгордумы.

С. Сорокина― То есть вы можете отказать.

А. Шапошников― Мосгордума может не поддержать предложение комиссии по монументальному искусству. Я сейчас не помню конкретные примеры, но такие случаи были. И поэтому Мосгордума, когда принимает постановление, это постановление определяет именно место установки. Но не форму, не вид, не размер.

С. Сорокина― А вы сказали, что есть целая процедура по предоставлению заявки, идея, для того чтобы рассмотрела сначала комиссия, а потом Мосгордума. В данном случае вы не помните, а кто предложил памятник Петру и Февронии.

А. Шапошников― Коллеги, мы с вами можем прямо сейчас открыть сайт Мосгордумы…

С. Сорокина― А я там не видела, кто идею предложил. Там только сам факт рассмотрения.

А. Шапошников― Нет, коллеги, там есть специальные разделы. Просто, наверное, вам не надо так глубоко пользоваться. У нас есть целая система, в которую вы можете зайти посмотреть. Все-таки готовится проект постановления на заседании Мосгордумы. Прикладываются специальные комплекты документов. Во-вторых, все заседания идут в открытом режиме. Поэтому если есть желание, можно увидеть.

С. Сорокина― Хорошо, зайду по-другому. Алексей Валерьевич, вы как относитесь к идее установки памятника Петру и Февронии.

А. Шапошников― Лично я как гражданин или как кто?

С. Сорокина― Как гражданин. Исключительно.

Ю. Кобаладзе― Я поддерживаю.

С. Сорокина― Ты поддерживаешь вот эту шантажистку, которая на себе силком женила этого несчастного князя.

Ю. Кобаладзе― Кто это знает вообще.

С. Сорокина― Есть записи, про них все известно.

Ю. Кобаладзе― Это же символ.

С. Сорокина― Причем бездетные. Вот символ семьи, понимаешь ли. Вот как вы лично к этому относитесь.

Ю. Кобаладзе― Как бездетные.

С. Сорокина― Петр и Феврония были бездетные. Кончили жизнь в монастыре.

Ю. Кобаладзе― Жили во втором веке до нашей эры.

С. Сорокина― Нет, не до нашей эры. Как вы относитесь?

А. Шапошников― Коллеги, для того и существуют у нас коллегиальные органы – чтобы принимать взвешенные решения.

С. Сорокина― Да вы лично как гражданин.

А. Шапошников― Я считаю, что если есть предложение об установке памятника, если наши уважаемые члены комиссии по монументальному искусству, а я прислушиваюсь к их мнению, потому что они в этом разбираются больше, чем я, они находятся в постоянном процессе творческом. Им это ближе. Я думаю, что я поддержу их предложение.

С. Сорокина― То есть вам близка идея этого Петра и Февронии. Этой странной пары.

Ю. Кобаладзе― А ты бы кому поставила.

С. Сорокина― Да никому сейчас не поставила. Повременила после Калашникова. Вам нравится памятник Калашникову?

А. Шапошников― Вы знаете, задавать вопросы по поводу, нравится памятник после того, как он установлен или нет, мне кажется с моей стороны, точки зрения…

С. Сорокина― Почему нет, что же нам теперь, что ни поставят, всем восхищайся.

А. Шапошников― Я не говорю, что кто-то чем-то должен восхищаться. Я бы не хотел обсуждать установку конкретного произведения конкретным автором. У нас для этого есть наши думские механизмы, вокруг этого памятника диалог шел достаточно активный и те ошибки, которые были выявлены после установки, насколько я знаю, устранены.

Ю. Кобаладзе― А где он стоит?

С. Сорокина― Около Оружейного, недалеко от меня.

А. Шапошников― На Садовом кольце, на пересечении Садового кольца и Оружейного переулка. Поэтому он там и был установлен как памятник самому известному российскому оружейнику.

С. Сорокина― Очень странное решение, тогда в Туле бы устанавливали. Этот несчастный Оружейный переулок, который приманил к себе этого братка с оружием.

А. Шапошников― А почему в Туле-то?

С. Сорокина― Ой, в Ижевске. Оговорилась, извините. Ну уж никак не приляпывать его к Оружейному переулку. Очень странное решение. Хорошо. Скажите, пожалуйста, а если к вам поступит обращение с соблюдением всех процедур, чтобы как-то, наконец, увековечить память Бориса Немцова. Который был убит на Большом Москворецком мосту. Где постоянно громят его народный мемориал. Может быть, уже перестать бороться с такой памятью народной. А как-то взять и сделать какое-то мемориальное место утвержденное и прочее.

А. Шапошников― Светлана, а может этот вопрос не мне задать.

С. Сорокина― А почему не вам?

А. Шапошников― А в Мосгордуму ничего не поступало.

С. Сорокина― А если поступит?

А. Шапошников― А давайте вот, если да кабы. Есть комиссия по монументальному искусству, она будет рассматривать эти предложения. Чего гадать.

С. Сорокина― А вы как гражданин как москвич не можете внести такое предложение.

А. Шапошников― Я не хочу его вносить.

С. Сорокина― Вам просто не близка фигура Бориса Немцова.

А. Шапошников― Абсолютно.

С. Сорокина― Понятно. И то, что он так трагически погиб на виду Кремля тоже никак.

А. Шапошников― Скажите, пожалуйста, а что значит на виду Кремля трагически погиб.

С. Сорокина― Потому что это тоже символично. Очень символично.

А. Шапошников― Наверное, у каждого свои символы.

С. Сорокина― Разумеется.

А. Шапошников― Давайте каждый останется со своими символами.

С. Сорокина― Конечно. Вы же у нас по происхождению из «Молодой гвардии», да. И из «Единой России».

А. Шапошников― Вообще по происхождению я из Москвы.

С. Сорокина― Я знаю. И из «Единой России». Правильно?

А. Шапошников― Знаете, я родился до «Единой России». Я в ней состою. Мне кажется, некорректно говорить «по происхождению»…

С. Сорокина― Политическое происхождение.

А. Шапошников― Если вспоминать совсем историю, Светлана, чтобы на этом тоже поставить точку. То начинал я с общественно-политического движения «Единство», которое потом было преобразовано в партию «Единство», потом соединились «Единство» и «Отечество» и «Вся Россия», то есть это достаточно долгий путь. Поэтому я думаю, сейчас нет смысла вспоминать мою политическую…

С. Сорокина― Хорошо. Скажите, пожалуйста. Почему на сайте в Мосгордуме я вычитала еще и какой-то зачаток дискуссии об обучении в школе такому предмету как теология. Кто-то из членов комиссии говорил, что выступает против обучения в школе теологии.

А. Шапошников― А вы не могли бы мне показать этот текст, чтобы не обсуждать сейчас вырванную из контекста фразу.

С. Сорокина― Я на сайте вычитала буквально следующее, у меня просто записано одним словом: член комиссии при Мосгордуме…

А. Шапошников― А какой комиссии?

С. Сорокина― Не сказано было.

А. Шапошников― Так не может быть.

С. Сорокина― Выступает против обучения в школе теологии. Вот так вот.

А. Шапошников― Я думаю, там есть фамилия того, кто это высказал.

С. Сорокина― Не было фамилии.

А. Шапошников― Давайте мы зададим… Нет, друзья мои, мы не знаем, из какой комиссии, мы не знаем, какой депутат сказал.

С. Сорокина― Все, что прочла. Посмотрите, как это написано.

А. Шапошников― Я по первому образованию юрист, давайте мы конкретно с фактами, с текстами.

С. Сорокина― Все, что прочла. Было бы – выписала бы. Ну, неважно. А как вы относитесь к тому, чтобы теологии обучать в школе. Поддержите такую инициативу или нет?

А. Шапошников― У нас на сегодняшний момент, если брать ту систему образования, которая создана в Москве, как показывают последние не только замеры, но и победы наших школьников на международных олимпиадах, одна из лучших систем образования в мире. Это действительно так. Достаточно большие полномочия у нас есть у управляющих советов образовательных комплексов. Куда входят родители учеников тех детей, которые там обучаются. Может быть, пусть каждый образовательный комплекс сам примет решение.

С. Сорокина― Ну, возможно вы и правы.

А. Шапошников― Пусть родители примут решение.

С. Сорокина― Может, если дать такие полномочия каждой отдельно взятой школе. Скажите, пожалуйста, а как вы относитесь к инициативе, я сейчас к вам в первую очередь как к гражданину обращаюсь. К инициативе наказывать родителей за то, что их дети выходят на несогласованные митинги и шествия.

А. Шапошников― А где эта инициатива прозвучала?

С. Сорокина― Эта инициатива из недр МВД прозвучала. Не Мосгордумы.

А. Шапошников― Вы знаете, наказывать родителей, здесь надо нам с вами просто брать наше российское законодательство, оно достаточно четко прописывает возрастные моменты, когда какому наказанию может быть подвергнут. Наказывать родителей за гражданскую активность их детей мне кажется, это все равно не получится. Здесь меня больше беспокоила другая ситуация. Один из проектов закона, который Мосгордума внесла в ГД. Касаемо наложения штрафа на родителей, чьи дети занимаются зацепингом. Или трейнсерфингом, как говорит сейчас молодежь. Это очень опасное занятие и наш законопроект находится в ГД с 2016 года. Мы бы очень хотели, чтобы наши коллеги депутаты ГД внимательно отнеслись к этим вопросам. Потому что как показывает практика, большинство случаев, минимум 50% заканчивается смертельным исходом. Я уж не говорю о тех потерях, которые может нести, как раньше говорили – народное хозяйство. Если произойдет какая-то авария на железнодорожных путях, где следует электричка с людьми, это действительно может привести к большим трагическим последствиям.

С. Сорокина― Алексей Валерьевич, это понятно. Я только не поняла, я слышала про эту инициативу, там тоже родителей как-то наказывать собираются.

А. Шапошников― Понимаете, если ребенок школьного возраста, если ему 12-14, мы его с вами никак не накажем.

С. Сорокина― А что толку родителей? Вот он удрал и бежит, они же не могут за ним все время по пятам бегать.

А. Шапошников― Просто надо заниматься нормально воспитанием ребенка. Я понимаю, что у многих на это, наверное, нет времени, нет возможностей.

С. Сорокина― Все выживают.

А. Шапошников― Но не обратить внимания на эту ситуацию мы не можем. Хотя как ни странно при проведении и получении статистики от наших же коллег из МВД мы были знаете, чему удивлены? Большая часть людей, которые занимаются вот этим делом, это взрослые люди. Которые на это тратят немалые деньги. Я удивился, когда узнал, сколько стоит комплект экипировки, чтобы заняться зацепингом.

С. Сорокина― Сколько?

А. Шапошников― Около 300 тысяч рублей.

Ю. Кобаладзе― А что там?

А. Шапошников― Каска, сбруя, извините меня, карабины, тросы. Сейчас просто так на поезд не соберешься. Все, кто сейчас строит, извините меня, поезда, они уже предусматривают, как раньше было – надо делать антивандальные лифты. Сейчас можно тоже назвать антивандальные. Но вы посмотрите…

С. Сорокина― Что трудно зацепиться.

А. Шапошников― Они все у нас такой формы, что, по сути, не за что цепляться. И они придумывают эти устройства только чтобы себя реализовать. И действительно есть взрослые люди, которые этим занимаются. Во-первых, это дурацкий пример. И я очень рад, что наши службы за последнее время, на прошлой неделе была информация, закрыли, по-моему, больше 180 страниц в Интернете, которые популяризировали это занятие. И здесь мне кажется это абсолютно правильные действия с точки зрения органов исполнительной власти. По крайней мере, молодежь не видит этого у себя на компьютере.

С. Сорокина― Скажите, а вот то, что касается звонков тревожных так называемых. Волна прошла по всей стране. Она, конечно, не обошла и Москву. Здесь тоже было много всего.

Ю. Кобаладзе― Меня выселяли.

С. Сорокина― МГИМО? Серьезно.

А. Шапошников― И Мосгордуму тоже. Нас тоже минировали.

С. Сорокина― Как интересно.

А. Шапошников― Не всю выселяли, потому что 2,5 года благодаря мэру Москвы С. С. Собянину Мосгордума переехала в новый комплекс зданий, который находится на пересечении Страстного бульвара и Петровки. Теперь мы это называем – Московский парламентский центр. Потому что помимо Мосгордумы там находится общественная палата Москвы, уполномоченный по правам человека, ассоциация муниципальных образований Москвы. И вот поступил звонок, что приемная Мосгордумы заминирована. А там же находится аппарат уполномоченного по правам человека, нам действительно пришлось эвакуировать. Во всех остальных зданиях работа продолжалась.

С. Сорокина― Скажите, пожалуйста, сейчас уже пошло на убыль, к вам поступает информация об этих тревожных звонках. Или это исключительно не ваша компетенция.

А. Шапошников― Вы знаете, эта информация в первую очередь поступает в правоохранительные органы, которые ведут соответствующую статистику. В Москве есть департамент безопасности, который занимается этой проблематикой. Во взаимодействии с правоохранительными органами и специальными службами. Если говорить о реагировании и тех проблемах, которые на сегодняшний момент складываются, есть техническая большая проблема. Если раньше звонили просто с телефонного аппарата, который установлен в каком-либо помещении, и вычислить место звонка было достаточно просто, то сейчас используют ай-пи телефонию с подменой адресов. И вся проблема — очень тяжело найти звонящих. По той информации, которая была открыта, вы знаете, что звонки, часть звонков больше поступала не с территории РФ.

С. Сорокина― Это мы слышали. Хорошо. Давайте вот о чем. Скажите, пожалуйста, вы только что приехали с фестиваля в Сочи. Мы смотрим большие яркие репортажи по телевизору. Как там все это разворачивается. Вы, по-моему, еще собираетесь туда ехать.

А. Шапошников― Да.

С. Сорокина― Потому что там делегация, в том числе московская и все там происходит. Но с вашей точки зрения это, у меня ощущение праздника карнавала, я не могу оценить, насколько полезны такие мероприятия. Вот изнутри как вам показалось, это чем-то полезно? Или абсолютный карнавал.

А. Шапошников― Давайте начнем с того, что первое — карнавала я пока не заметил. И фестиваль необязательно должен быть карнавалом. Когда мы говорим слово «фестиваль», давайте в первую очередь посмотрим и разберем его программу, которая там происходит. Я был только лишь на открытии и видел церемонию открытия. Сама программная деятельность началась в понедельник, и в ней я буду участвовать только лишь в конце этой недели. Потому что буду проводить ряд секций и встреч с молодежью. Это будет продолжаться до субботы. В субботу, если я правильно помню, будет закрытие.

С. Сорокина― То есть такая полная неделя.

А. Шапошников― Полная неделя. Я думаю, что самое интересное началось в понедельник. По крайней мере, то, что я вижу в соцсетях, то, что публикуют наши московские ребята, которые туда уехали и те темы, которые поднимаются на тех же секциях, которые происходят, они очень интересные. Нужно это или не нужно, мне кажется, что с точки зрения популяризации нашей страны, популяризации нашей страны как открытой для общения, для того чтобы в будущем, которое наступит очень быстро и те молодые ребята, которые из других стран приехали к нам, кто-то из них станет политиком, кто-то из них станет крупным бизнесменом. Кто-то из них станет депутатом парламента одной из стран. Мы закладываем базисы общения для наших будущих поколений. Вы правильно заметили, я сам выходец из молодежных организаций. Я достаточно продолжительный период был начальником штаба «Молодой гвардии» Москвы. И поверьте, вот эти встречи на фестивалях, на международных форумах, на межрегиональных форумах остаются на всю жизнь. Мы и сейчас пользуемся теми связями и теми знакомствами, которые у нас появились в этом молодом возрасте. И действительно в молодом возрасте найти позиции соприкосновения гораздо быстрее и проще.

С. Сорокина― На фестивале? В смысле вообще в молодом возрасте.

А. Шапошников― В молодом возрасте. И вы знаете, Светлана, вы абсолютно правы. И на фестивале тоже гораздо проще.

С. Сорокина― Скажите, пожалуйста, а что вы за такие какие-то игровые дебаты устраиваете. Вот «Мастер слова».

А. Шапошников― Это было здесь на Арбате. На прошлой неделе.

С. Сорокина― Где-то тут вы устраивали какие-то дебаты. И тоже там молодежь принимала участие. Это вам зачем?

Ю. Кобаладзе― Как зачем? Мы могли бы с тобой тоже…

С. Сорокина― Не могли бы. По возрасту не проходим.

А. Шапошников― Можно я опять воспользуюсь случаем, что я сегодня вместе с вами. Это у нас не последние дебаты. Если будет желание, как говорят пожюрить, то есть послушать, высказать свое мнение, выставить баллы. Определить лучшую команду, мы с удовольствием вас пригласим к себе в жюри.

Ю. Кобаладзе― Свет, ты должна пойти.

С. Сорокина― Я нет, не хочу.

А. Шапошников― Вы на «камень, ножницы» можете скинуться. Но кто-то один мне кажется должен прийти обязательно. Тем более это здесь через один дом рядом на Новом Арбате.

Ю. Кобаладзе― Прям на улице происходит?

А. Шапошников― Нет, ну зачем. Холодно сейчас. Если будет летом, мы проведем и на улице.

Ю. Кобаладзе― А где это?

А. Шапошников― Мы проводили, не буду называть название клуба, дабы не было рекламы.

С. Сорокина― Правильно.

Ю. Кобаладзе― Но на Арбате.

А. Шапошников― Прямо вот здесь на Новом Арбате. Наши коллеги, наша молодежная палата и здесь огромное спасибо главе и управе района Арбат, которые помогли нам с подбором помещения, которые нам предоставили бесплатно.

С. Сорокина― Так у вас такие лидеры и деятели молодежных организаций?

А. Шапошников― Я сейчас расскажу.

С. Сорокина― Просто время бежит, вы так коротенько.

А. Шапошников― …перед вами-то они есть, а передо мной нет, а с вами действительно время бежит незаметно. У нас в Москве с 2007 года создана система молодежного парламентаризма Москвы. Мы единственный субъект на сегодняшний момент, где создано это именно в виде системы. Во всех других регионах созданы молодежные палаты при законодательных собраниях. Мы создали систему, есть молодежная палата при Мосгордуме, в каждом муниципальном образовании создана молодежная палата. Это целая сеть, целая система ребят, которые из молодежной палаты имеют возможность попасть в молодежную палату при Мосгордуме. И вот эти дебаты, которые проходили у нас, закончился сейчас процесс формирования нового состава. Каждые 6 месяцев идет обновление. У ребят есть специальная программа, так называемый движок, где они выполняют и в зависимости от того, кто, сколько наберет баллов, лучшие попадают в молодежную палату.

С. Сорокина― То есть такое сито карьерное чиновничье с молодых ногтей, я так понимаю.

А. Шапошников― В первую очередь мы этого не скрываем и я об этом всегда говорю, вы абсолютно правы, это подготовка кадров.

С. Сорокина― Следующие чиновники.

А. Шапошников― Давайте мы разделим, почему обязательно чиновники. В первую очередь мы, когда говорим о системе молодежного парламентаризма, неслучайно я вспоминаю о районных молодежных палатах, это подготовка к работе в качестве муниципальных депутатов. И более 50 молодых ребят на последних выборах из нашей системы молодежного парламентаризма стало муниципальными депутатами. Чем они отличаются от тех, кто избрался не из системы. Они когда приходят на первое заседание, они понимают, какая компетенция у муниципальных депутатов, какие у него права, какие обязанности. Какие он принимает решения. А не так, как многие избрались, сели за стол, извините меня, заседания, говорят: а что нам здесь делать. И они не знают, зачем они…

Ю. Кобаладзе― Дипломы какие-то даете…

А. Шапошников― Нет, здесь нет никаких дипломов. Здесь именно обмен опытом, подготовка, это некое наставничество, которое раньше было очень распространено.

С. Сорокина― Так хочется, чтобы в наших законодательных органах сидели, может, ни фига не понимающие люди, но свеженькие и не из системы. Вот честное слово, как-то очень хочется. А то прям так: система, система. Ну ладно, бог с ним. Вы мне лучше скажите, а что за тема была, на которую вы дебатировали молодые люди.

А. Шапошников― У нас было много тем. Это было несколько раундов, несколько боев. Четыре боя…

С. Сорокина― А вот самое сущностное что-то было? Может политическое, самое острое что было.

А. Шапошников― Перенос столицы. Из Москвы.

С. Сорокина― Это такая довольно травоядная тема.

Ю. Кобаладзе― Куда это.

С. Сорокина― Гипотетическая…

Ю. Кобаладзе― После реновации какой перенос…

С. Сорокина― Гипотетическая тема и очень травоядная. Если это самое острое, ну, это не так интересно. Юрий Георгиевич, есть у тебя еще…

А. Шапошников― Светлана, поверьте мне, что тема, которая интересует молодежь и задачи не подискутировать или подебатировать на какую-то конкретную острую тему, а в первую очередь смысл этих дебатов – это оттачивание ораторского мастерства и возможности политика отстаивать любую позицию вне зависимости от ситуации.

С. Сорокина― Я понимаю. Но если это политики молодые тем более, то их могут и должны интересовать политические темы.

А. Шапошников― А темы были политические.

С. Сорокина― А не такие умозрительные. Не перенести ли столицу в другой город.

А. Шапошников― Например, свободная продажа оружия.

С. Сорокина― Ну, такая околополитическая.

А. Шапошников― Как она такая. После извините меня того, что происходит, достаточно интересная тема.

Ю. Кобаладзе― У нас никогда не было свободной продажи.

А. Шапошников― Вы знаете, у нас есть свободная продажа оружия.

Ю. Кобаладзе― Каким образом?

А. Шапошников― Через охотничьи билеты разрешение на оружие.

С. Сорокина― Обрез хочешь?

А. Шапошников― Это оружие.

С. Сорокина― Пневматика и охотничье оружие.

Ю. Кобаладзе― Не так как в Америке: зашел в магазин и купил.

А. Шапошников― Согласен, не так.

С. Сорокина― Но это бог с ним. Ну что, Юрий Георгиевич, есть у тебя еще вопросы?

Ю. Кобаладзе― Я сейчас посмотрел список, мы задали все вопросы, то есть исчерпывающе…

С. Сорокина― Да ну прекрати. Еще наверняка.

Ю. Кобаладзе― Ни одного вопроса не осталось неохваченным.

С. Сорокина― Скажите тогда…

А. Шапошников― А как же основной вопрос-то.

С. Сорокина― Какой?

А. Шапошников― Есть ли жизнь на Марсе.

С. Сорокина― Нет, такой задавать не будем. Алексей Валерьевич, скажите, пожалуйста, а у вас все-таки среди тех депутатов, которые сейчас есть, собираются в вашем зале для общих собраний, красивом и отремонтированном, есть хоть кто-то, кто являет не единое, не системное мнение. Потому что вы когда избрались на этот пост, говорили о том, что парламент, все-таки Мосгордума это все-таки место для дискуссий и дебатов. Так вот, есть у вас хоть какое-то представительство тех, кто не входит в «Единую Россию» и в общую систему.

А. Шапошников― У нас достаточно большое представительство.
С. Сорокина― Они голоса подают как-то?

А. Шапошников― Давайте, чтобы не быть голословным, 25-го числа в следующую среду у нас очередное заседание Мосгордумы. Оно идет в прямой трансляции. Любой желающий не только москвич, да с любой точки земного шара может это увидеть. Давайте, пусть те, кому интересно, москвичи, не москвичи, 25-го в 10 утра включают, заходят на сайт Московской городской думы, там есть прямая трансляция. Нажимают кнопочку, посмотрят наше заседание. Сами все увидят. Конечно, есть. И у нас достаточно интересные и споры, и высказывания. И мнения высказываются на заседании Мосгордумы. У нас на сегодняшний момент представлено пять политических партий: «Единая Россия», КПРФ, «Родина», ЛДПР…

С. Сорокина― Всё, нам нужно заканчивать уже просто категорически.

А. Шапошников― Я не могу закончить на слове какой-либо партии, я хочу сказать вам огромное спасибо, что вы нашли время пригласить на эфир.

С. Сорокина― Спасибо, что пришли. Это Алексей Шапошников, председатель Мосгордумы последние три года. И на этом мы прощаемся. До встречи через неделю. Всего доброго. До свидания.

Источник: Радиостанция «Эхо-Москвы»
https://echo.msk.ru/programs/sorokina/2074576-echo/