Тип и стандарт в интерпретации советских архитекторов

Уже в первые годы советской власти архитекторекторы поняли, что тип и стандарт являются факторами, наиболее характерными для советской архитекторектуры в связи с удовлетворением массовых потребностей нового общества. Веснины считали, что массовость потребителя делает для нас совершенно неизбежными индустриализацию строительства и стандарт, а с другой стороны, массовость толкает к типизации в архитекторектуре. «Речь идет о стандартизации строительного производства, — писал М. Я. Гинзбург, — о массовом изготовлении машинным путем отдельных деталей архитекторектуры, отдельных составных частей ее… Какой масштаб может начертить себе зодчий при условиях современной стандартизации».

 

Творческое освоение архитекторектурной формы в условиях типизации и стандартизации началось еще в 20-е—30-е годы, но по настоящему эта проблема получила реализацию в 50-е годы, когда была создана индустриальная база сборного железобетона и панельного домостроения, а бетон и железобетон стали основными строительными материалами советской архитекторектуры.

 

К этому моменту в советской архитекторектуре создалась определенная творческая обстановка, которая осложнила решение чисто архитекторектурных проблем типа и стандарта. В 30-е—40-е годы большинство архитекторекторов отошло от идей конструктивизма, увлеклось ретроспективными формами, утратило вкус к бетону и железобетону, обращаясь к естественному камню, керамике и сосредоточивая внимание на декоративной стороне архитекторектуры: аскетизм «голой» конструкции был общественно осужден, и эстетические симпатии были направлены на классические формы.

 

В деятельности архитекторекторов и инженеренеров-технологов наметился определенный переход к бетонным блокам, и крупноблочное строительство с его декоративными возможностями формообразования на определенном этапе стало лидировать. Многие маститые архитекторекторы увлеклись крупными градостроительными и уникальными общественными объёктами в послевоенный период, оставляя создание массовых типовых проектов «второстепенным» архитекторекторам и организациям с малым архитекторектурным потенциалом. Некоторые из ведущих зодчих старшего поколения умерли в годы Великой Отечественной войны или вскоре после ее окончания. Архитекторекторы оказались неподготовленными к активному решению тех творческих задач, которые поставили индустриализация строительства и массовое внедрение сборного железобетона.

 

Но несмотря на отмеченные трудности и недостатки, творческое освоение железобетона в сборном домостроении никогда не прекращалось советскими архитекторекторами. Выдвигались новые идеи, новые мастера, которые в конечном счете создали новую индустриальную архитекторектуру. Еще в 1930 г. в проекте первого крупнопанельного дома в Харькове (который не был окончен в связи с отсутствием технических средств) наметились специфические формы панельного жилого дома (разрезка на панели, окна, вертикаль лестничного проема, плоская крыша), лишенного декоративных деталей. Параллельно с этим в 1933—1941 гг. стала популярна идея крупных бетонных блоков, офактуренных и насыщенных архитекторектурными деталями. Значительные разработки в этом направлении сделали архитекторекторы А. К. Буров и Б. Н. Блохин.

 

Их представление о сборном домостроении из бетонных блоков наиболее ярко воплощено в доме на Ленинградском шоссе в Москве (1940—1941), где конструктивная схема, разрезка блоков подчинены идее архитекторектурной организации фасада и поискам декоративно-конструктивной обработки деталей. Так, перед Великой Отечественной войной в архитекторектурной практике возникли два направления крупносборного домостроения: крупнопанельное, рассчитанное на железобетонную конструкцию и вытекающую отсюда лаконичную форму, и крупноблочное, рассчитанное на неармированный бетон, более мелкую разрезку и декоративные формы, типичные для камня и стеновой системы.

 

В 1954 г. после принятия постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О развитии производства сборных железобетонных конструкций и деталей для строительства» в нашей стране начался принципиально новый этап в освоении бетонных и железобетонных конструкций. Он определил особенности архитекторектурного творчества, которое было подчинено требованиям высоких темпов массового строительства. Работа над типом и стандартом в условиях таких темпов потребовала от архитекторекторов новых качеств и профессиональных навыков.

 

Каковы же были особенности использования бетона и железобетона в архитекторектурном творчестве послевоенных лет?
Если в 50-е—60-е годы бетон и железобетон в архитекторектуре использовались как сугубо технические материалы, а разработка типа и стандарта отставала от потребностей практики, то в 1960-е—1970-е годы советские архитекторекторы стали все больше стремиться к созданию более сложных композиционных решений, проникать в индустриальную технологию, менять типы и параметры изделий, придавать им новые формы, внедрять новые конструктивные системы. В этом большую роль сыграло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 28 мая 1969 г. О мерах по улучшению качества жилищно-гражданского строительства. Первые типовые панельные дома 50-х годов представляли собой аскетичные параллелепипеды с однообразным ритмом простых по форме балконов и окон. В экспериментальных домах 60-х годов была впервые продемонстрирована пластика фасадов с большими лоджиями при поперечных несущих стенах. Этот прием был использован в улучшенных сериях 9-этажных домов. В последующих экспериментальных проектах появились башенные дома, улучшилась пластика объёмов.

 

 

Усложнение объёмно-пространственнойкомпозиции
Усложнение объёмно-пространственной композиции и разнообразие формы железобетонных зданий в советской архитектуре 50-х — 60-х годов
1, 2, 3 — панельные жилые дома первых поколений;
4—экспериментальные жилые дома для Набережных Челнов. Проект 1963 г.;
5 — проект 25-этажного дома с монолитным стволом, 1969 г.

 

В настоящее время можно говорить о сложившихся в советской архитекторектуре профессиональных школах в области использования железобетона в массовых типах зданий, которые создали свои определенные приемы и методы. Такие школы сформировались в Москве, Ленинграде, Минске, Киеве, Ереване, Вильнюсе, Кишиневе и других городах на базе крупных проектных организаций. Целесообразно рассмотреть некоторые творческие черты этих школ применительно к использованию железобетона.

 

Панельные жилые дома в Днепропетровске
Панельные жилые дома в Днепропетровске и Ташкенте
Панельные жилые дома в Днепропетровске и Ташкенте. 70-е годы

 

В Москве несколько направлений и творческих школ сформировались в рамках крупных проектных организаций: ЦНИИЭП жилища, ЦНИИЭП лечебных зданий, Моспроект-1, МНИИТЭП и др. Значительный вклад в создание архитекторектуры полносборных зданий внесли архитекторекторы ЦНИИЭП жилища. Под руководством архитекторектора Н. П. Розанова коллектив АКБ-1 ЦНИИЭП жилища разработал новые серии крупнопанельных жилых домов. Эти серии рассчитаны на постепенное улучшение объёмно-планировочных решений без коренной перестройки действующих предприятий. Н. Розанов совместно с работниками ДСК создал интересные варианты панельных домов в Воскресенске, Калинине, Орле, Ташкенте и других городах. В них по-новому решены входы, ограждения лоджий, внедрены декоративные бетонные решетки.

Особенно удачным оказалось содружество с кубинскими архитекторекторами в создании серии четырехэтажных панельных домов, построенных в г. Сантьяго-де-Куба в объёме 300 тыс. м² жилой площади. В новых конкурсных проектах АКБ-1 (1978) серии 1—4 на основе узких шагов (3 и 3,6 м) архитекторекторы создали новые варианты композиции фасадов и планировки квартир.

 

Интересные решения разработаны в ЦНИИЭП жилища в области монолитного домостроения. По проектам архитекторекторов А. Белоконя, И. Грачевой и др. в 1972 г. построен монолитный жилой дом в Минске, строятся жилые дома в Баку, г. Тольятти, запроектированы комплексы жилых домов в Набережных Челнах, г. Горьком и других городах. В работе этих архитекторекторов предложены разнообразные приемы планировки, разные по форме балконы и лоджии, которые создают насыщенную пластику. Авторы используют скользящую опалубку для создания мелкого рельефа поверхности бетона типа каннелюр.
В ЦНИИЭП жилища разрабатываются оригинальные проекты жилых домов из объёмных блоков (руководитель архитектор. П. И. Бронников). Разработаны, в частности, проекты зданий в 24 этажа с объёмными блоками, поставленными на четырех платформах монолитного несущего ствола. Сочетания блоков с монолитными несущими этажерками предложены московскими инженеренерами И. Беллавиным и В. Меламедом.

 

Архитекторекторы А.Белоконь, И.Грачева, инженер. А. Лурье
16-этажный дом из монолитно железобетона в Минске, 1972 г. Архитекторы А.Белоконь, И.Грачева, инженер. А. Лурье.

 

Интересные творческие разработки на основе железобетона создали коллективы Моспроекта-1 и Моспроекта-2 под руководством ведущих зодчих Я. Белопольского, Е. Стамо и др. Я. Б. Белопольский впервые в 1966 г- предложил архитекторектурную трактовку ствольной системы с несущим монолитным стволом сечением 9X9 м. Между такими стволами над старой застройкой расположены несущие площадки. Оригинальное решение круглого в плане сооружения предложено в конкурсном проекте нового здания редакции «Известия» в Москве (1967).
Индивидуальный облик имеют экспериментальные панельные дома, построенные в Москве под руководством Я. Б. Белопольского: 15-этажный на Ломоносовском проспекте и 17-этажные на Ленинском проспекте. Здесь, в частности, применены разные по высоте Окна в общих комнатах и спальнях — прием, от которого зависит выразительность фасадов.

 

Идея несущих стволов получила воплощение в проектах архитекторектора Е. Стамо. В 23-этажном жилом доме во 2-м Сетуньском переулке Москвы эта система впервые получила воплощение.
Интересные решения на основе Единого каталога в сочетании с несущими стволами и монолитным железобетоном в скользящей опалубке создают проектировщики МНИИТЭП под руководством архитекторекторов А. Самсонова, Р. Саруханяна, Г. Павлова и др. Построенный с применением каталога в 1971 г. 16-этажный дом в районе Тропарево (архитектор. А. Самсонов и др.) имеет оригинальную структуру фасада. Сооружаются 22-этажные дома с крестообразной в плане секцией. Нестандартное решение первых этажей, сохранение фактуры бетона в сочетании с активным использованием цвета и пластики объёмов обусловило образность формы.

 

Под руководством архитектор. Р. Саруханяна созданы интересные проекты 16- и 25-этажных зданий из монолитного железобетона в Солнцево, Химики-Ховрино. Архитектор. Г. Павлов разработал ряд проектов для застройки Москвы на основе монолитных этажерок и крупных панелей, а также сочетания монолитных стволов с изделиями Единого каталога. Широко использовали архитекторекторы Москвы сборный железобетон для сооружения олимпийских объёктов. На основе каркасно-панельной конструкции здесь возводятся 30-этажные здания гостиницы, телецентра, пресс-центра.

 

Поиски новых форм и новых конструктивных систем в современной советской архитектуре
Поиски новых форм и новых конструктивных систем в современной советской архитектуре на основе бетона и железобетона. 60-е — 70-е годы
1 — проект висячих домов. Архитектор. Г. Б, Борисовский;
2 — здания на основе безригельного каркаса. Архитектор. В. И. Ежов, инженер. М. М. Акуленко;
3—гостиница с вантовым каркасом. Архитектор. М. И. Гречина, инженер. Н. Коляков и др.;
4 — здания на основе метода подъёма этажей. Архитектор. Ю. Сафарян;
5 — жилые дома из объёмных блоков с несущими этажерками. Архитектор. П. И. Бронников и др.;
6 — проект сборно-монолитного здания с несущими этажерками, 70-е годы. Архитектор. Г. Павлов

Л. Бадалян, инженеренеры С. Шахназарян,  Р.  Саакян,  А. Саакян
Новые типы зданий Ереване, 1978 г. архитектор. Л. Бадалян, инженеренеры С. Шахназарян, Р. Саакян, А. Саакян

Архитекторектурная разработка вариантного объёмного блока-модуля из 6 стандартных элементов. Новый Артек, 60-е — 70-е годы. Коллектив под руководством архитектор. А. Т. Полянского
Архитектурная разработка вариантного объёмного блока-модуля из 6 стандартных элементов. Новый Артек, 60-е — 70-е годы. Коллектив под руководством архитектор. А. Т. Полянского

В работе над архитекторектурой массовых зданий большое значение имеет изобретение новых форм панелей, ограждений балконов и лоджий,, входов. Значительный вклад в освоение архитекторектурных форм типовых зданий на основе стандартных железобетонных изделий внес коллектив московских зодчих и инженеренеров — лауреаты Государственной премии 1967 года архитекторекторы А. Т. Полянский, Д. С. Витухин, инженеренеры Ю. В. Рацкевич и др. Главной особенностью творчества этого коллектива явились разработка и внедрение нового подхода и метода проектирования комплекса зданий на основе архитекторектурно осмысленного набора железобетонных элементов. «Главная идея нового метода, — пишет А. Т. Полянский, — вариантное использование архитекторектурно-планировочных решений, полученных на основе унифицированных конструктивных элементов». Начало этому эксперимету было положено в 1960—1961 гг. при строительстве лагеря «Морской» в Артеке. В основу замысла архитекторекторы положили пространственную ячейку размером в 40 м², рассчитанную на спальную комнату для одного звена. Эта, по сути, функциональная единица определила конструктивный шаг в 6 м. Далее авторы пришли к выбору типа конструктивной системы. Наиболее подходящим оказался железобетонный каркас. Однако применить стандартные унифицированные каркасы они не сочли возможным и встали на путь изобретения такого по форме каркаса, который отвечал бы комплексу архитекторектурных требований. Авторы выбрали консольную схему, но требования сейсмостойкости привели авторов к новым поискам: была предложена оригинальная разрезка каркаса посередине пролета, в точке наименьших напряжений. Получился крестообразный каркасный элемент.

 

Так, творческая мысль шла от функциональных требований к конструктивным и от них — к технологии. Архитекторектурная форма рождалась на основе синтеза. Сочетание двух сборно-монолитных рам со сборным настилом перекрытия давало типизированную объёмно-планировочную единицу, отдельные параметры которой (высота этажа, продольный шаг, вынос консоли) могли иметь разные размеры за счет применения вкладышей в формах и изменения длины настила перекрытий. Так обеспечивалась широкая вариабельность решений.

 

Для общественных помещений (столовые, библиотеки, павильоны, душевые) авторы применили вторую типизированную объёмно-планировочную единицу, представляющую собой стойку круглого сечения и грибовидное сборное перекрытие из шести треугольных пластин. В результате получили всего шесть стандартных железобетонных элементов, изготовляемых заводским способом. Из этих шести архитекторектурно осмысленных элементов авторам удалось построить в Артеке более 100 различных зданий, которые в сочетании с удачно использованным рельефом и многообразием ландшафта создали неповторимый образ пионерского города на берегу моря. В то же время опыт распространения строительного набора, задуманного в Артеке, на другие здания, например гостиниц в Ялте и Сочи, санаторных комплексов «Машук» в Пятигорске, а также разработанный на этой основе «Каталог проектов курортных зданий» оказались менее удачными, поскольку поиск новых конструкций и форм был приостановлен.

 

Московские архитекторекторы широко применяют железобетон при создании индивидуальных зданий. Уникальным сооружением из монолитного железобетона явилась башня Останкинского телецентра, построенная в 1960—1967 гг. по проекту доктора технических наук лауреата Государственной и Ленинской премий инженеренера Н. В. Никитина и архитекторекторов Д. Бурдина, Л. Баталова. Творческое содружество определило сочетание оригинальности инженеренерного замысла с выразительностью художественного образа. Членение огромной железобетонной консоли высотой 533 м по вертикали дисками обстройки, вращающийся объём ресторана, оригинальная форма нижней части, смелая конструкция фундамента, заглубленного всего на 4 м — все это, несомненно, заслуга авторов. Композиция башни, ее форма слились с ее конструктивной системой, создав запоминающийся пластический образ, ставший одним из новых символов столицы.

Творчество Николая Васильевича Никитина (1907—1973) еще мало изучено, но оно, несомненно, является яркой страницей архитекторектуры XX в. вообще и в области железобетона в частности. Его определяют такие выдающиеся сооружения, как Дворец культуры и науки в Варшаве, здание МГУ, Центральный стадион имени В. И. Ленина и телебашня в Москве, монумент «Родина-мать» в Волгограде, в которых железобетон получил широкое применение.

 

Увлечение железобетоном началось у H. В. Никитина еще в студенческие годы в Томском политехническом институте. Его учителем был один из пионеров железобетона проф. Н. И. Мотовилов. В дальнейшем Н. В. Никитин разрабатывает ряд оригинальных по своей конструктивной форме проектов железобетонных каркасов, арочных и других конструкций, покрытий и оболочек.

Ему принадлежит разработка армоцементных плит (1945), новый способ возведения монолитных шедовых оболочек (1950, Государственная премия), конструкций сборного каркаса (в том числе без ригельного), предложены так называемые полюсные конструкции из сборных железобетонных складок. Впервые они были применены в проекте павильона Постоянной строительной выставки в Москве (1963). Эта идея получила новую интерпретацию в здании универсального спортивного зала в Москве, который сооружается ныне для Олимпиады-80 (архитектор. Ю. Большаков, инженер. Ю. Розовский и др).
Н. В. Никитин создал оригинальные системы, например стержневые «АББ», висячие покрытия с жесткими нитями (каток в Калининграде), так называемые «оболочковые системы» многоэтажных зданий с несущими стволами. В таких системах нагрузки воспринимаются наружными несущими стенами и центральным стволом, выполненными в монолите. Сборные перекрытия, не требуя промежуточных опор, позволяют применить свободную планировку.

 

Выдающимся сооружением XX в. из железобетона явился монумент «Родина-мать» высотой в 50 м (с мечом 70 м) в Волгограде. Решение такой грандиозной задачи не могло быть осуществлено традиционно-скульптурным методом. Поэтому-то скульптор Е. В. Вучетич и привлек Н. В. Никитина в качестве ее автора-конструктора. Статуя была запроектирована и выполнена в виде железобетонной оболочки с заполнителем из вертикальных стенок, пересекающихся с шагом 3 м. Для увеличения прочности и уменьшения деформаций арматура предварительно напрягалась.

Поиски единства материала, конструкций и формы
Поиски единства материала, конструкций и формы в творчестве лауреата государственной премии и Ленинской премии Н.В. Никитина
1 – проект покрытия катка в Калининграде;
2 -монумент Родина-мать в Волгограде;
3 – проект павильона строительной выставки в Москве 1963 г.;
4 – оболочковая система зданий 1968г.;
5 – телевизионная башня в Останкино, разрез фундамента.

Инженер. Н. В. Никитин, архитекторекторы Л. И. Баталов, Д. И. Бурдин
Выразительна форма нижней опорной части телевизионной башни в Останкино, 1960—1967. Инженер. Н. В. Никитин, архитекторекторы Л. И. Баталов, Д. И. Бурдин

Творчество Н. В. Никитина сыграло большую роль и в становлении новых типов массового строительства. Так, в ЦНИИЭП жилища он в 1958—1960 гг. разработал систему панельных зданий с широким шагом поперечных несущих стен (4,8; 6; 7,2 м) для жилых домов высотой от 5 до 24 этажей и сборный унифицированный каркас с навесными стенами для общественных зданий. В настоящее время эти разработки используются при строительстве экспериментального района Северное Чертаново в Москве.

Значительных успехов в освоении железобетона добились зодчие Ленинграда, в частности в архитекторектуре панельных зданий. Так, в экспериментальном 9-этажном доме в районе Купчино (1971, архитекторекторы Н. Сваричевский, О. Фронтинский) лестнично-лифтовой узел повернут по отношению к основному корпусу на 45°. Этот прием позволил сразу решить две задачи: создать экономичную 6-квартирную секцию и сделать архитекторектуру фасадов более выразительной.

 

В 1972 г. Ленпроект совместно с ДСК-3 осуществили строительство 15-этажного панельного точечного дома серии 1ЛГ-600А (архитекторекторы Э. Бродская, Н. Матусевич, Л. Никулина, С. Новак, А. Тов-бин). Новый тип панели-рамки (который позволяет варьировать элементы навесных стен), объёмный элемент лоджии, а также цветное полимерцементное покрытие панелей явились средствами создания принципиально новой пластической структуры здания.

 

В 19-этажном экспериментальном панельном доме в Купчино (1976, архитекторекторы И. Кусков, И. Чашник, В. Кузнецов и др.) применены необычное композиционное решение, новые формы балконов и венчания здания, что привело к определенному успеху. Уступчатая в плане форма жилого дома на массиве Сосновый бор определила характер композиции. По проектам Ленпроекта построены 27-этажные жилые дома из монолитного железобетона, сооружаются 27—30-этажные дома. Значительный вклад внесли ленинградские архитекторекторы и инженеренеры в разработку конструкций большепролетных покрытий для автобусного парка на Наличной улице (1962), домостроительного комбината в Автово и крытых рынков (1961).
В ЛенЗНИИЭПе под руководством лауреата Государственной премии А. П. Морозова разрабатываются проекты пространственных покрытий из сборного и сборно-монолитного железобетона. Например, создан проект крупнейшего в стране рынка для Набережных Челнов (1977). Здание диаметром 108 м перекрыто двумя типами железобетонных оболочек. Центральный зал диаметром 72 м перекрыт сборным железобетонным куполом из ромбовидных ребристых плит. Габариты плит уменьшаются от периферии к центру, создавая сложную сетчатую структуру. Кольцевая часть здания шириной 18 м перекрывается сборными коническими оболочками восьми типоразмеров. Такой выбор оболочек покрытия определил индивидуальную форму здания.

 

Применение покрытия в форме железобетонной складки в здании таможни на Советско-Финской границе определило гармоничность архитекторектурного решения этого здания, удостоенного Государственной премии СССР (1972, архитектор. С. П. Сперанский, инженер. А. П.Морозов). Подобное складчатое покрытие сооружено в эллинге яхт-клуба в Ленинграде. На основе этих решений в ЛенЗНИИЭПе разработаны унифицированные складчатые конструкции покрытий пролетом 24 м. По проекту Ленпроекта в Челябинске было сооружено покрытие в виде сборно-монолитной пологой оболочки (102Х XI02 м) в здании торгового центра. Это крупнейшее в СССР покрытие подобного рода.

 

Интересен опыт освоения железобетонных конструкций в творчестве архитекторекторов Советской Украины, которая имеет определенные традиции в этой области. Здесь разрабатывались вопросы теории железобетонных конструкций. Работали такие крупные ученые, как Я. В. Столяров, Б. Г. Скрамтаев, И. А. Киреенко. Здесь начиналось в 30-е годы панельное, а в 50-е объёмно-блочное домостроение. Построены уникальные сооружения из монолитного железобетона: Госпром в Харькове, Днепрогэс, железнодорожный вокзал в Киеве, памятник большевику Артему в Святогорске. В последние годы ряд оригинальных сооружений в железобетоне создали архитекторекторы Киева, Харькова, Днепропетровска.

 

Большую работу в этом направлении провели архитекторекторы и инженеренеры КиевЗНИИЭПа. Интересный творческий эксперимент был проведен еще в 60-е годы коллективом киевских архитекторекторов под руководством Д. Н. Яблонского. Особенностью этого эксперимента была попытка создания архитекторектурно осмысленного набора конструктивных элементов из железобетона на основе системы с поперечными несущими стенами (шаг 4,8 м). Основной идеей первого экспериментального дома, построенного в 1963 г., было обеспечение вариабельности планировочного решения квартир в конструктивной системе, дававшей наибольшую степень пространственной свободы, и создание нового образа панельного жилого дома.

 

В архитекторектурно осмысленную систему сборных железобетонных элементов вошли несущие перегородки в виде двутавровых балок-стенок, пустотный настил перекрытия (стандартный), панели наружных стен самонесущей конструкции «ребрами наружу», сборные козырьки входов, навесная конструкция лоджий. Применение этих элементов позволило архитекторекторам создать новый оригинальный образ жилого дома. К сожалению, авторы в силу ряда причин не завершили эксперимент, но он является поучительным.

 

Интересную попытку архитекторекторов вырваться за пределы технического типа и стандарта в панельном домостроении представляет создание в Киеве экспериментального жилого дома 1КГ-480-12У, со временем ставшего типовым. Проектируя экспериментальный дом на базе существующей номенклатуры серии 1-480, авторы (архитекторекторы Л. Куликов, И. Подольский, М. Пальгуев, инженеренеры Г. Марков, В. Шубочкин) сделали несущими четыре стены вместо трех, что позволило создать 6-квартирную секцию с просторным коридором в центре, отказались от шага в 2,6 м и применили новый тип панели-рамы и эркеры, существенно дополнившие и разнообразившие фасады зданий и интерьеры комнат. Пластика фасадов обогатилась благодаря новой структуре лоджий и эркеров на одном фасаде и вертикалей лоджий и балконов — на другом.

автобусный  гараж  а Киеве
Висячие железобетонное покрытие пролетом 160 м автобусного гаража а Киеве 1972г.

Примером архитекторектурной переработки той же серии 1-480 является эксперимент донецких архитекторекторов В. Катковского, Л. Инговатова, построивших в 1965 г. в Донецке несколько 5-этажных панельных домов с новым объёмно-планировочным решением. Авторы отказались от узкого шага (2,6 м) в секции, заменив его на 3,2 м, и ликвидировали часть внутренней несущей стены. Это позволило изменить планировку квартиры, ликвидировать проходные комнаты, расширить переднюю, улучшить размещение входов в комнаты. Кроме того, применив новую объёмную деталь—треугольный эркер вместо одной из наружных панелей и отодвинув другую панель вглубь, они получили лоджии.

 

Примером творческого подхода к форме зданий из сборных железобетонных элементов могут служить эксперименты архитекторекторов КиевЗНИИЭПа, например система каркаса грибовидного типа. Гексагональная система плит перекрытий дает практически неограниченные возможности выбора формы плана зданий. Эта идея была реализована впервые при сооружении 3-этажной гостиницы в Каневе (1961), а затем 5-этажной гостиницы в Черкассах (1971). Особенно удачна гостиница в Каневе. Необычная пилообразная форма, легкость и изящество деталей, тектоничность частей и целого являются результатом творческого отношения к решению задачи. Авторы достигли той необходимой меры обнажения конструкции, которая вызывает эстетическое удовлетворение.

 

Значительное место в творчестве украинских архитекторекторов занимает разработка панельных и каркасно-панельных зданий. Так, коллективы КиевЗНИИЭПа и Киевпроекта разработали и внедрили проекты сборных жилых домов, детских садов и школ, в том числе унифицированный каркас для 16—17-этажных жилых домов и общественных зданий (инженер. А. Н. Печенов и др.).
Предложен новый тип безригельного (со скрытым ригелем) каркаса, который позволяет получить разнообразные объёмно-планировочные решения. Архитекторекторы Украины разработали и внедрили ряд конструкций покрытий с применением сборного железобетона. Среди них три крытых рынка в Киеве с различными типами висячих покрытий и крытый рынок в Черкассах. Особенно интересно решен крытый рынок на Соломенке в Киеве. В этом здании применены сборные треугольные элементы, из которых создана структура несущей наружной стены. Одно из первых вантовых покрытий на основе использования железобетона и сборного армо-цемента осуществили архитекторекторы В. Васильев, Ю. Плаксиев, инженеренер Л. Фридган в киноконцертном зале в Харькове (1963). Сооружение, рассчитанное на 2100 человек, имеет вантовое сборно-монолитное покрытие пролетом в 45 м. Это покрытие собрано из армоцементных плит 100X200 см, уложенных по стальным канатам. В объёмно-пространственном решении авторам удалось достичь определенной выразительности, но интерьеры зала менее удачны: оболочка слишком «нависает» над зрителем.

 

Система покрытия в виде железобетонных рам с консолями, имеющими вынос 43 м, применена в здании харьковского крытого бассейна ДСО «Спартак» (1976).
Проектировщик и ученые НИИСКа (Киев) разработали и осуществили проект крупнейшего в мире висячего железобетонного покрытия пролетом 160 м для автобусного гаража в Киеве (1972). По стальным тросам были уложены сборные железобетонные плиты с последующим замоноличиванием. Интерьер этого здания производит огромное эмоциональное впечатление своим пространством и структурой покрытия.

Наметились интересные поиски в использовании железобетона в Днепропетровске. Здесь построен 20-этажный каркасно-панельный дом, который стал доминантой города, возводятся 16- и 28-этажные жилые дома в скользящей опалубке, новая композиционная структура достигнута в 16-этажных панельных домах.
Успешно используют монолитный железобетон для строительства зданий в скользящей и переставной опалубке архитекторекторы Молдавии. В 1969 г. здесь был построен первый сборно-монолитный дом, в котором сборными были только перекрытия. В дальнейшем из монолитного бетона стали делать все конструкции. В других зданиях, например в 9-этажном жилом доме в Кишиневе, для наружных стен применены панели. В настоящее время в Кишиневе строятся из монолитного железобетона 13—20-этажные жилые дома и обжещития. В здании общежития архитекторекторы более смело пошли на применение криволинейных форм, что не могло не сказаться на его облике. Хорошо решена пластика в жилых домах, построенных в Кишиневе по проекту архитектор. Т. Солонинова (1977) (см. рис. на с. 83). Разнообразия форм достигли архитекторекторы Молдгипростроя при создании новой серии жилых крупнопанельных домов 143. Попытки сочетать пластические возможности бетона и железобетона с национальными традициями наметились в архитекторектуре панельных зданий Ташкента. Здесь использованы в качестве ограждений лоджий панели с декоративными проемами. В то же время следует подчеркнуть, что это чисто формальный прием, который не связан с конструкцией зданий и их тектоникой и требует более внимательного подхода.

 

Поиски новых архитекторектурных форм железобетонных зданий ведут в последние годы архитекторекторы Армении. Начиная с 1961 г. здесь осваивается метод подъёма этажей и перекрытий на основе сборно-монолитной системы ствольно-каркасного типа. За последние годы этим методом возведены жилые дома общей площадью 180 тыс. м², высотой от 5 до 16 этажей. Авторы С. X. Шахназарян, Р. О. Саакян, А. О. Саакян, осваивая метод, постепенно шли к поискам новых форм, отвечающих конструкции и технологии.

 

Главная архитекторектурная особенность метода—фактически неограниченная свобода выбора конфигурации плана здания и формы несущего ствола. Авторы приняли круглую форму ствола, типовые сборные конструкции каркаса и монолитные перекрытия в форме трилистника. На основе этих элементов в Норкском массиве Еревана построена серия 12-этажных зданий. Попытки разработки архитекторектурных вариантов и интерпретаций (архитектор. Ю. Сафарян) свидетельствуют о сложности этой задачи. Очевидно, можно согласиться с мнением о том, что целесообразно создавать на этой основе точечные дома, выполняющие роль акцентов застройки. В Ереване по предложению архитектор. Р. Бадаляна построены 11-этажные жилые дома из железобетонных панелей-рамок. Используя рамно-консольный каркас, автор создал новую форму жилого дома с балконами по периметру.

 

Источник: Бетон и железобетон вархитекторектуре. В.Е. Ясиевич. М. 1980 г

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *