Ботанический сад в Кью

Японские ворота в сад

Японские ворота

Ботанический сад в Кью — крупное научное учреждение, хранилище знаний по истории ботаники и цитадель научно-исследовательской деятельности, направленной на расширение человеческих знаний о жизни растений. Посетитель может встретить здесь, в самом средоточии ботанических премудростей, интересных и деятельных представителей рода человеческого. Автор этой статьи, Рассел Ту иск, побеседовал с ботаниками и учеными, работающими в Кью.

 

 

Королевский ботанический сад в Кью раскинулся зеленым парком на берегу Темзы, на подступах к лондонскому аэропорту. Ботанический сад — одна из главных достопримечательностей, привлекающая туристов. За год его посещает более миллиона с четвертью человек. Здесь за входную плату в один пенни обретаешь свободу передвижения на площади в 121 гектар парковой территории.
Кью одно из самых заслуживающих посещения мест в Великобритании и англичане любят этот Ботанический сад. В Кью приезжают на пикники, сюда приходят заниматься студенты, люди отдыхают группами, привозят больных на креслах-каталках, между деревьями прогуливаются парочки влюбленных, а люди престарелого возраста дремлют, сидя на солнышке.

 

Посетители бережно относятся к парку и внимательно следят за тем, чтобы любое нововведение не привело к ухудшению общего характера Ботанического сада. В нынешнем году на некоторых клумбах вместо цветов были выращены овощи. Так сотрудники Ботанического сада откликнулись на всеобщее увлечение разводить овощи на своих участках для собственного стола. Овощи были, конечно, превосходные и вызывали зависть у овощеводов-любителей. Но и эти образцово-показательные овощи не избежали критических замечаний. «Я приехала сюда вовсе не для того, чтобы любоваться огородом», сердито сказала смотрителю сада пожилая женщина.
Нынешний директор Ботанического сада в Кью профессор Дж.П. М. Бренан хорошо понимает свою ответственность за заботу об этом учреждении, имеющем общенациональное значение. «Само собой разумеется, что Ботанический сад должен меняться, иначе он погибнет. И вообще за короткий срок невозможно изменить такое место, как Ботанический сад — против этого будет возражать общественность». В основном Ботанический сад продолжает сохранять первоначальный облик, приданный ему его первым директором сэром Уильямом Хукером, основавшим, вскоре после передачи в 1841 году Ботанического сада государству, отдел экономической ботаники с музеями и гербарий с библиотекой.

 

 

Профессор Бренан

 

Профессор Дж.П.М.Бренан

 

Профессор Бренан планирует создать новый музей, в котором будут объединены коллекции, рассредоточенные в настоящее время по различным помещениям на территории Ботанического сада. Он, кроме того, хочет построить дополнительные помещения для студентов, наладить выдачу справок в библиотеке с помощью ЭВМ и предоставить больше удобств для посетителей. Ведь за своей вычурной внешностью и неизменностью парка в Кью, Ботанический сад продолжает оставаться важным научным учреждением. Очень может быть, что большинству посетителей, бродящих по аллеям Ботанического сада, невдомек, в чем состоит важнейшая его задача, чем объясняется его всемирная известность и что это его значение будет сохранено независимо от каких бы то ни было новых касающихся его планов. В Ботаническом саду существует четыре отдела: гербарий, где хранится от 4 до 5 миллионов образцов растений — один из богатейших гербариев в мире; библиотека с богатейшей исторической ботанической коллекцией, насчитывающей более 120 000 томов, в том числе рукопись 1370 года и целая полка с книгами XV века; музеи, располагающие обширной коллекцией справочных материалов по экономической ботанике и Джодреллская лаборатория, где проводятся исследования по анатомии, цитологии, биохимии и физиологии растений. Эти четыре отдела дополняются коллекциями живых растений и административным аппаратом Ботанического сада.
В Кью также ведутся важные работы по охране природы, что необходимо именно сейчас, когда тысячам видов растений во всем мире угрожает полное исчезновение. В Ботаническом саду растут некоторые из растений, находящихся под угрозой исчезновения, семена других хранятся в семенном банке в Уейкхерст Плейс в графстве Сассэкс — имении, раскинувшемся на площади в 187 гектаров. Профессор Бренан считает, что только тогда, когда люди познают жизнь растительного мира вокруг себя, они поймут, что для сохранения этого мира, о нем необходимо заботиться.

 

 

Дворец в Кью

 

Дворец в Кью и королевский сад

 

Как это неудивительно, но Ботанический сад в Кью — это притягательное место для паломничества туристов, находящееся не очень далеко от центральной части Лондона, тем не менее очень обширное и тихое место. В светлом кабинете директора на первом этаже царит атмосфера тихого университета. На книжных полках выстроились ряды книг, причем многие из них написаны сотрудниками Ботанического сада. К слову сказать, на сотрудниках Ботанического сада лежит также обязанность либо полностью, либо частично провести классификацию всей флоры более чем десяти стран мира. К числу этих книг относятся: «Флора Кипра» (под редакцией Р.Д. Микла), «Флора Ирака» (под редакцией К.К.Таунсенда) и «Флора тропической Западной Африки» (под редакцией Ф.Н.Хеппера). Помимо этого, Ботанический сад каждые пять лет издает приложение к всемирно известному « Индексу Кью», указателю растений которым пользуются во всех ботанических садах земного шара.
Директор Ботанического сада профессор Бренан ведает международными связями. Ботанический сад в Кью поддерживает отношения и с Советским Союзом, советские ботаники регулярно посещают Кью. «Между ботаническими учреждениями существуют постоянные отношения — мы, например, обмениваемся семенами растений или составляем каталоги семян. Между Ботаническим садом в Кью и Советским Союзом осуществляется обмен справочной литературой и архивными материалами. Недавно Кью посетил директор ленинградского института имени Комарова академик Тамен Тахтаджан. Он провел несколько месяцев в Ботаническом саду в Кью». Со своей стороны и сотрудники из Кью бывают в Советском Союзе. Не так давно заведующий отделом физиологии растений доктор Пигер Томсон посетил московский институт имени Вавилова и генетический банк.

 

Такое сотрудничество осуществляется по двум направлениям: на основе соглашения о культурном сотрудничестве по линии Британского Совета, а также на основе АСКАР (Соглашения об англосоветском сотрудничестве в области сельскохозяйственной науки). В качестве директора Ботанического сада профессор Бренан дважды за последние годы посетил Советский Союз и принял участие в Международном конгрессе ботаников в 1974 году. Он считает, что связи между ботаниками в будущем станут еще теснее.

 

 

Пальмовая оранжерея

 

Вид на пальмовую оранжерею

 

Если пересечь лужайку при выходе из кабинета директора Ботанического сада, то очутишься в гербарии, в четырех больших флигелях которого хранятся засушенные растения. Здесь же помещается отдел охраны растений, где накапливается информация по защите растений во всем мире. На сотрудниках Ботанического сада в Кью лежит обязанность вести каталог растений, находящихся под угрозой исчезновения. В разговор вступает старший ботаник Найджел Хеппер: «Правительства должны осознать необходимость сохранения естественной среды обитания растений.

 

Здесь должны сыграть свою роль ботанические сады. Но гораздо важнее, «чтобы растения могли сохраниться в своих естественных условиях жизни. Плохо, если растения окажутся в стеклянных банках или будут расти в горшках в ботанических -садах. Политики могут возразить: «Вы же выращиваете ваши растения в горшках? Чего же вам еще больше?» «Ну какая в этом польза?»

 

 

В орхидейной оранжерее

 

В орхидейной оранжерее

 

«В мире существует по всей вероятности 250 000 различных видов растений и работа по их таксономии будет продолжаться бесконечно долго. Проблема состоит в том, что виды растений исчезают гораздо быстрее, чем они успевают попасть в руки специалистов-ботаников». В Ботаническом саду в Кью работает сорок ботаников и по словам Найджела Хеппера — «нашу работу закончить невозможно».
Найджел Хеппер много путешествует и у него интернациональный подход к проблеме зашиты растений. «В начале нынешнего века моряки, для того чтобы во время заходов на Галапагосские острова получать свежее мясо, оставили там трех коз. Сейчас поголовье коз на этих островах насчитывает 15 000, и козы съели почти всю растительность. К счастью, эту беду вовремя заметили, и отряды охотников значительно поубавили стадо коз, но на Норфолкских островах существует точно такая же проблема, однако угроза уничтожения растительности там зашла слишком далеко.

 

В Эквадоре были уничтожены растения близкие к какао. В настоящее время эквадорцы пытаются возродить эти растения. В северной Колумбии (Южная Америка) в шестидесятые годы были сведены леса под сельскохозяйственные угодья. Сейчас население этой страны начинает осознавать необходимость иметь заслон из леса против наступления на их плантации болезней растений. Лес был естественной для них защитой, теперь им приходится создавать эту защиту искусственно». В самое ближайшее время растения станут важным источником энергии, а растения, в настоящее время считающиеся сорняками, завтра могут оказаться сельскохозяйственными культурами.

 

 

Крокус

Кристин Брайтон изучает крокус

 

в пальмовой оранжерее

 

Посетители в пальмовой оранжерее

 

Музеем заведует очаровательная, обладающая большим чувством юмора женщина — мисс Розмари Эйнджел. Самой большой популярностью у посетителей музея пользуются яды для отравленных стрел. Некоторыми этими ядами все еще пользуется местное население стран Южной Америки при охоте на диких животных. Пожалуй, именно об этих экспонатах прежде всего спрашивают школьники во время осмотра музея. Несколько лет назад большой популярностью у посетителей пользовался другой раздел музея — «Наркотические растения». «В действительности это были обычная наперстянка и трава сенны, но толпы молодых людей сразу же направлялись к этому разделу. Самое смешное, что теперь, когда мы сменили название раздела на «Медицинские растения», уже не так много желающих собирается посмотреть на эти экспонаты».
Случается, что посетители выражают неудовольствие тем, что растения называются по латыни. На это у мисс Эйнджел готов немедленный ответ: «Без латинских названий не обойтись. Используя их, ботаники всех стран мира всегда знают, о каком растении у них идет речь. Видите ли, латынь — весьма точный язык. Например, явор, платан и фиговое дерево у американцев и англичан называются по-разному. А с помощью латыни все эти недоразумения легко и просто устраняются».
Ботанический сад в Кью рассылает экспонаты для выставок во все страны мира. «Самое непонятное заключается в том, — говорит мисс Эйнджел, — что в самой Англии спроса на такие экспонаты нет. По-видимому, иностранцы лучше понимают значение Ботанического сада, чем население нашей собственной страны».

 

 

Anemone bucharica, впервые собранная в 19-ом веке в Туркестане

 

 

Anemone bucharica, впервые собранная в 19-ом веке в Туркестане. Образцы в Кью были собраны в Афганистане; в Кью их подробно изучал Найджел Хеппер и опубликовал официальное описание

 

 

Новейшее здание центрального комплекса отведено под открытую в 1965 году Джодреллскую лабораторию, в настоящее время занимающуюся вопросами анатомии, цитогенетики и биохимии растений. Текущие анатомические исследования включают обзор систематической анатомии односемядольных растений, по которым готовится многотомный справочник. Шесть томов этого труда уже изданы. Отдел анатомии растений получает нескончаемый поток запросов, касающихся строения растений. В отдел часто приезжают научные работники для обсуждения вопросов по анатомии растений.
Отдел цитологии растений занимается исследованиями, включающими подробное описание количества хромосом, и каротипной морфологией главным образом у семейств растений тропической и субтропической зон. В настоящее время ведутся исследования, направленные на выяснение вариаций количества хромосом у крокусов. Мисс Кристин Брайтон проводит эту обширную работу под руководством доктора Питера Брандхэма. Крокусы имеют от 6 до 64 хромосом. Ни один другой род растений не имеет такого большого разнообразия набора хромосом. Кристин работает со студентами и другими сотрудниками Ботанического сада в общем зале, разделенном на отдельные кабины низкими стенками.

 

 

Хеппер

 

 

Найджел Хеппер

 

 

В одном из помещений музея Ботанического сада в Кью хранится обширная коллекция пород деревьев и пряностей, включая наиболее ценную из пряностей — шафран, получаемый из рылец крокусов. Доктор Брандхэм занимается изучением Aloineae, относящихся к семейству лилий, и уделяет основное внимание вопросу о мутациях их хромосом. До настоящего времени им изучены хромосомы 4000 отдельных растений, относящихся к 400 видам, на что у него ушло десять лет. Доктор Брандхэм много путешествовал, в особенности по странам Африки. По его словам, люди, как и растения, хорошо приживаются в Кью — Ботанический сад почти не знает что такое текучесть кадров.

 

 

Эйнджел и Понсонби

 

Розмари Эйнджел и Лаура Понсонби

 

Далее по коридору находится кабинет Ричарда Мура, занимающегося изучением корневой системы растений. Тип и строение дерева можно определить по анатомическому строению его корневой системы, в Ботаническом саду в настоящее время его сотрудники осуществляют наблюдение за составлением перечня деревьев в парках Национального общества охраны природы Великобритании. Все деревья заносятся в память вычислительной машины, которая сохранит сведения о всем национальном растительном богатстве страны для потомства.

 

 

Не так давно отдел, которым руководит доктор Мур, получил задание от Британской страховой федерации провести исследования о повреждениях, наносимых зданиям корнями деревьев. Исследовательские работы финансирует федерация. По словам Ричарда Мура самыми главными виновниками таких повреждений являются тополь и ива, за ними следует вяз, корни которого быстро прорастают и повреждают фундамент зданий. В засушливое лето 1976 года общая стоимость компенсации, выплаченной британскими страховыми компаниями за повреждения зданий корнями деревьев составила 130 миллионов рублей.
Напротив нового здания находится отдел биохимии, где доктор Линда Феллоуз работает над проблемой химиотаксономии, то есть изучает биохимическое разнообразие видов растений. Эта область науки совсем недавно выделилась из общей биологии.
Помимо выяснения близкого родства между отдельными растениями или его отсутствия, химиотаксоно-мия может определить, какие растения могут быть использованы в качестве сырья для получения лекарственных препаратов. В последнее время появилось очень много публикаций по этому вопросу, и во многих странах были созданы химио-таксономические учреждения. Как говорит доктор Феллоуз, «для получения эффективных результатов при химиотаксономических исследованиях следует объединить знания области морфологии, биохимии и органической химии. Эти .исследования требуют также оживленных международных контактов для получения соответствующего количества материалов». По мнению доктора Феллоуз, Ботанический сад в Кью располагает всеми возможностями для преодоления этих трудностей. «Коллекция нашего гербария, знания и опыт сотрудников Ботанического сада не имеют себе равных. Они поддерживают отношения как с гербариями, так и со сборщиками растений».
В настоящее время осуществляется крупный проект по исследованию химиотаксономии овощей Lonchocarpus- Milletia — Derris- Complex, относящихся к подсемейству Papilionoideae и, главным образом, изучают распределение в них низкомолекулярных азотистых соединений.

 

 

Линда Феллоуз

 

Доктор Линда Феллоуз в лаборатории отдела биохимии

 

Работа отдела биохимии разделяется на две основные области. Первая состоит в изучении химизма роста растений в зависимости от условий, в которых может находиться растение. И, хотя сразу невозможно охватить все, что связано с этой обширной темой, конечная цель исследований заключается в выяснении того, как регулируется развитие растения на всех стадиях его жизни, начиная с прорастания семечка до формирования у него своих семян. Вторая область связана с вопросом использования химии для классификации растений.
Химизм роста растений представляет большой интерес для науки, потому что включает много научных проблем и потому что прорастание является первой фазой, через которую проходят все растения.
Ботанический сад в Кью, обладающий богатейшей коллекцией живых растений, требующих разнообразных условий, — подходящее место для такого рода научных исследований. Здесь изучают влияние на процесс прорастания таких новых факторов, как изменение температурного и светового режимов, а также воздействие стимуляторов и ингибиторов на процесс прорастания. Особое внимание обращено здесь на изучение семян масличных растений для выяснения новых возможных источников получения пищевого растительного масла.
Вообще растения чрезвычайно богаты необыкновенными химическими соединениями, о которых мы еще очень мало знаем. Отдел биохимии сейчас занят изучением выделяемых и идентифицируемых видов протеина, содержащихся в растениях семейства Commelinaceae. Эти растения изучают и в других отделах Ботанического сада, но больше всего ими занимается отдел цитологии.
Если пересечь территорию Ботанического сада, идя от главного здания, то придешь к Эйтон хауз, откуда Иан Бейер — помощник куратора — координирует работу шести отделов коллекций живых растений: древесного питомника, плантации трав, растений умеренных широт, тропических растений, машинного парка и технических служб Ботанического сада. Помимо повседневной работы, в Ботаническом саду действуют трехгодичные курсы для студентов, занимающихся подготовкой дипломных работ, связанных с вопросами руководства декоративным садоводством.
Курсы при Ботаническом саде стали создавать еще в девятнадцатом веке. Студенты обычно около девяти месяцев посещают классные занятия, а два года и три месяца посвящают работам в саду. Состав студентов весьма разнообразен. Некоторые из них приезжают из других стран. Прошлогодний набор включал студентов из Голландии и Западной Африки. Большая популярность курсов объясняется нынешним интересом к вопросам окружающей среды и охраны природы.
Иан Бейер, работающий в Ботаническом саду в Кью вот уже шестнадцать лет, считает, что несмотря на все усиливающееся применение технических средств в различных областях жизни, включая и садоводство, самым главным фактором остаются люди. «Другой возможности наблюдать за растениями, кроме как поручить это людям, нет. А ведь мы еще так мало знаем о растениях и об окружающем нас мире. Каждый день я убеждаюсь в том, как мало я еще знаю. Если люди будут больше знать о том, почему и как растут растения, они будут лучше понимать, что надо сделать, чтобы сохранить растительный мир».
Закончим мы наш рассказ беседой с Лаурой Понсонби — она один из самых квалифицированных экскурсоводов. Несмотря на то, что ей доводилось водить по Ботаническому саду многочисленные экскурсионные группы, начиная с весьма важных посетителей, кончая школьниками, она продолжает с прежним энтузиазмом относиться к своей работе. «Здесь обязательно увидишь что-то новое. Даже группы школьников-подростков, которые считают, что в Ботанический сад ходят только маменькины сынки, и те бывают увлечены увиденным, когда узнают, что цветы и растения — это составная часть их собственной жизни. Сохранить мир растений — наша общая задача».

Источник: Журнал «Англия» 3/1979 (71)

Добавить комментарий