Мастерская по реставрации

Воскрешение былого величия
В самом сердце Верхней Бретани, в излучине реки Вилен, под сенью раскидистых деревьев прячется мастерская, где реставрируют старые лодки. Трудно не поддаться их очарованию, напоминающему об эпохе расцвета водного спорта в начале XX века. Любитель гребли и реставратор Ролан Нюг со знанием дела и подлинной страстью восстанавливает эти речные суда, уже ставшие частью культурного наследия.

Лодка пуста

Изящный изгиб корпуса лодки словно приглашает на удивительную прогулку по реке. Но чтобы добиться такой красоты, со старого каноэ сначала сняли лак, отшлифовали его и нанесли новое покрытие.

подготовка лодки

Мастерская расположена в старой водяной мельнице на берегу реки. Отреставрированные каноэ спускают прямо на воду, и они украшают собой речную гладь. В лодочном гараже и мастерской лодки, перевернутые вверх дном, смиренно ждут того часа, когда они снова смогут показаться на лоне вод во всем блеске, демонстрируя окружающим свои изящные очертания.

Медные заклёпки для лодки

Многие из этих лодок Ролан Нюг находит в плачевном состоянии: дождь, ветер, волны, мороз и соленые брызги оставили на них свои следы. Он излечивает их от ран, нанесенных временем. Реставратор хорошо знает свое дело: за долгие годы профессиональной деятельности он не только приобрел колоссальный опыт, но и обзавелся своими секретами. Для него каноэ — это история семьи. Его отец Рене увлекся лодками еще мальчиком. В возрасте шести лет он получил свое первое игрушечное судно — точную копию знаменитого французского каноэ L’Ablette, спроектированного в 1896 году известным конструктором Александром Леном. А когда славная спортивная карьера лодки завершилась, ее приобрел дво юродный дедушка Ролана — доктор Шарль Лефевр, отличный спортсмен-любитель и гребец.

Лодки в гараже

Под навесом ждут реставрации старые лодки. Как и мастера прошлого, Ролан Нюг использует ценные породы дерева: весла — из кедра, абаши и красного дерева, днище — из ясеня, отделанного амарантовым деревом

Делаем деревянную лодку

Ролан Нюг — потомок этих спортсменов. Реставрируя каноэ, он стремится сохранить дух лодочного золотого века. В его мастерскую «Искусство и флот» в течение 15 лет поступают лодки, требующие ремонта и реставрации, а после этого они нередко попадают на выставки. Как и мастера прошлого, Ролан Нюг использует дорогие сорта дерева. Среди них акажу (красное дерево), инкрустированное амарантовым деревом, а также другими породами, привозимыми из Африки. Он дарит каждой лодке любовь и внимание, которых она заслуживает, и даже разговаривает с ними во время работы.

Шлифовка лодки

Общий вид мастерской. Среди множества инструментов возвышается лодка. Сейчас, когда она еще не отделана, мы можем только угадывать ее благородные очертания, гордый силуэт, стройные линии корпуса

Лодка с вёслами

Его клиенты очень привязаны к своим суденышкам. Для них процесс реставрации становится своеобразным путешест-вием в детство: вспоминаются счастливые дни, проведенные на реке, прогулки по воде и праздники… А когда восстановление завершено, хозяева испытывают законную гордость от сознания того, что обладают такой драгоценностью. «Вновь родившаяся старая деревянная лодка — это воскрешенная память людей, когда-то владевших ею». — объясняет Ролан Нюг.

Фотография вёсел

В мастерской лодчника

Изготовление лодки

Готовая лодка

Фото: East News/Inside/ Christopbe Dugie

Добавить комментарий