Без метро, но с трамваями на Красной площади: какой была Москва 100 лет назад

Ко дню рождения столицы мы вспоминаем, какой она была 100 лет назад, вместе с краеведом и главным редактором журнала «Московское наследие» Филиппом Смирновым.

В 1918 году Москве вернули статус столицы. Городу было непросто в новых условиях: население сильно выросло, транспортная система не справлялась, поэтому предстояло масштабное строительство. Именно с этим была связана знаменитая сталинская реконструкция 1930-х годов.

Главное, что отличало Москву 20-х годов прошлого века от нынешней, — это огромное количество гужевого транспорта. Важнейшим атрибутом городской жизни была лошадь, и такая ситуация сохранялась до середины века.

«Помните знаменитую песню Утесова 1935 года — года открытия Московского метрополитена, когда он запрягает свою кобылу и путешествует с ней через весь город? Это не метафора, именно так было на самом деле. В городе было огромное количество извозчиков. Гужевой транспорт использовали не только для пассажиров, но и для прикладных нужд: например, на телегах поставляли стеклотару», — рассказывает Филипп Смирнов.

Лубянская площадь до реконструкции. Автор неизвестен. 1920-е годы. Главархив Москвы

Конки, «Луноходы» и электробусы: три века столичного транспорта

Кроме того, 100 лет назад в Москве можно было увидеть памятники, которые позже были утрачены. Если бы мы оказались в то время в центре города, то смогли бы полюбоваться великолепной церковью Параскевы Пятницы. Она находилась в Замоскворечье на Пятницкой улице, на месте станции метро «Новокузнецкая». А на Моховой улице стояла прекрасная чугунная часовня.

Храм Параскевы Пятницы на Пятницкой. Автор Н. Найденов. 1883 год

Здание Мэрии на Тверской, 13 выглядело иначе: оно было ниже, колонны и два дополнительных этажа появились только в середине 1940-х годов. А еще оно располагалось на 13 метров ближе к проезжей части (как и многие другие здания, его передвинули во время расширения улицы в 1930-е годы). Интересно, что менялись только облик и местоположение, а вот функция очень давно остается неизменной: до революции оно было резиденцией московских генерал-губернаторов, а затем — зданием Моссовета. На площади напротив до 1919 года стоял памятник генералу Михаилу Скобелеву, но новая советская власть его недолюбливала, и вместо него вскоре установили монумент Свободы. А уже позже его сменил памятник основателю Москвы Юрию Долгорукому.

«Оказавшись в 1920-е годы на Тверской, мы, конечно же, увидели бы Страстной монастырь на нынешней Пушкинской площади. Это был очень важный, смыслообразующий ансамбль в центре города. В 1920-е годы он был преобразован в антирелигиозный музей, затем закрыт и уничтожен. А напротив него был памятник Александру Сергеевичу Пушкину. До 1956 года он располагался на противоположной стороне Тверской, в начале Тверского бульвара. И получается, сейчас он смотрит на то место, где когда-то стоял», — отмечает краевед.

Страстная площадь. 1920-е годы

На площади Тверская Застава, где в то время заканчивался город и соединялись между собой Бутырский и Грузинский Вал, стояла Триумфальная арка, построенная по проекту знаменитого архитектора Осипа Ивановича Бове. Ее установили после пожара 1812 года на пути возвращения русских войск из заграничного похода в ознаменование их действий при освобождении Европы от Наполеона. Но из-за того, что она мешала новому виду транспорта — троллейбусу, в 1930-е годы было принято решение о ее демонтаже. Точную копию Триумфальной арки построили 1966–1968 годах уже в новом месте — на Кутузовском проспекте.

Триумфальная арка на площади Тверская Застава. Автор П. Павлов. Конец ХIХ — начало ХХ века. Главархив Москвы

Память о победах: Главархив рассказывает историю Триумфальных ворот у Тверской Заставы

Кстати, в районе, где Триумфальная арка находится сейчас, тоже все было по-другому. Не было ни проспекта Калинина, ни Кутузовского проспекта. Сразу после Дорогомиловского вала город заканчивался и начиналось пригородное кладбище, а еще здесь были пустоши, выпасные луга. Но эту идиллию уже в 1950-е годы поглотила цивилизация.

«Если бы мы с вами поехали по Садовому кольцу 100 лет назад, мы бы застали памятники истории и культуры, которые исчезли. В частности, был разорен ансамбль у Красных ворот — Красноворотская площадь. Сначала в 1927 году были снесены сами Красные ворота, которые стояли в середине Садового кольца, почти напротив нынешнего павильона станции метро. Затем под предлогом того, что необходимо строить павильон станции метро “Красные Ворота”, была снесена церковь Трех Святителей. В ней крестили Михаила Юрьевича Лермонтова», — говорит Филипп Смирнов.

До 1934 года москвичи, гуляя по Садовому кольцу, также могли любоваться памятником гражданской архитектуры Петровской эпохи — Сухаревой башней. Она была построена в 1695 году для размещения в ней Школы математических и навигацких наук. Именно этим назначением была обусловлена высота башни — больше 60 метров. Дети занимались здесь под звездным небом, учились определять широту и долготу при помощи морских приборов. Позже, когда навигацкая школа была переведена в Санкт-Петербург, башня была преобразована под нужды мытищинского водопровода и стала Водовзводной башней: два этажа закупорили и превратили в огромный резервуар для воды. Сухареву башню разрушили в 1934 году в рамках все той же генеральной реконструкции.

Вид на Сухареву башню. Автор неизвестен. 1920-е годы. Главархив Москвы

Тверская улица и Красная площадь как идеологемы

100 лет назад Тверская выглядела совершенно по-другому. Это была узкая и извилистая улица, а не главная городская магистраль.

«Если бы у москвича в конце XIX века спросили, что есть настоящая московская улица, он, вполне вероятно, назвал бы Никольскую, может быть, Варварку или Пречистенку. Словом, он назвал бы какие угодно улицы, кроме Тверской, потому что Санкт-Петербургское шоссе тогда было простой дорогой. Да, ведущей в столицу, по которой путешествовало огромное количество людей и грузов, но тем не менее не столь значимой, какой она стала впоследствии. Тверская — это идеологема: большевики, перебравшись из Санкт-Петербурга, который тогда уже носил название Петроград, в Москву, стали наделять дорогу к колыбели мировой революции особыми смыслами», — рассказывает краевед.

Другой идеологемой, как ни удивительно, является Красная площадь. Сегодня мы считаем ее символом Москвы, но 100 лет назад это было совсем не так.

Главной площадью города всегда считалась Ивановская. На ней кричали глашатаи — объявляли всему городу волю царя. Отсюда и выражение «кричать во всю Ивановскую».

Другой важнейшей площадью была Соборная, здесь находился Успенский собор, где венчались на царство. Эти две площади, располагающиеся на территории Московского Кремля, несли в себе все те коннотации, которые значительно позже, в большевистское время, были переданы Красной площади.

Красная площадь. Автор Н. Грановский. Москва. 1924-1936 годы. Главархив Москвы

«У наших с вами предшественников никакого сакрального значения Красная площадь не имела. Просто обычное фортификационное сооружение, где в мирное время торговали люди. Впоследствии из-за захоронений вдоль Кремлевской стены, из-за появления там мавзолея, из-за ряда других вещей площадь стала главной. Но на самом деле это все идеологемы советской эпохи», — отмечает Филипп Смирнов.

Кстати, с 1909 по 1930 год по Красной площади ходил трамвай, что сегодня нам сложно представить. Там располагалась резервная ветка, которая проходила вдоль Кремлевской стены.

Народные гулянья в Вербное воскресенье; вид на электрический трамвай и здания на Красной площади. Автор неизвестен. 1909–1917 годы. Главархив Москвы

Стоит вспомнить и другой знаменитый трамвайный маршрут — «Аннушку». Какое-то время кондуктором в трамвае работал писатель Константин Паустовский. Он оставил о том периоде очень интересные записки.

«…Мы предпочитали работать на “серебряной” линии “А” — на Бульварном кольце. Эту линию москвичи называли тоже ласково — “Аннушкой”. … Линия же “А” была нарядная, театральная и магазинная. По ней ходили только моторные вагоны, и пассажир был иной, чем на линии “Б”, — интеллигентный и чиновный. Расплачивался такой пассажир обыкновенно серебром и бумажками», — писал Паустовский в «Повести о жизни».

Маршрут «Аннушка» опоясывал город, проходил по Бульварному кольцу до Пречистенских Ворот, где сворачивал, шел вдоль набережной Москвы-реки и замыкал свое движение у высотки на Котельнической. Писатель так описывал исторический маршрут:

«За открытыми окнами вагона линии “А” шумели листвой бульвары. Вагон медленно кружился по Москве — мимо усталого Гоголя, спокойного Пушкина, мимо Трубного рынка, где никогда не умолкал птичий свист, мимо кремлевских башен, златоглавой громады храма Христа Спасителя и горбатых мостов через обмелевшую Москву-реку».

Мосты и окраины города

Если мы посмотрим на старые фотографии многих московских мостов, то обнаружим, что они выглядели совершенно иначе. В том числе Крымский мост. Раньше он представлял собой своего рода кубическое сооружение, из-за этого пропускная способность была ограничена. Например, здесь невозможно было пустить троллейбус.

«Мосты перестраивали по нескольким причинам: во-первых, это было связано с идеологией, во-вторых, с пропускной способностью, а в-третьих, с повышением уровня воды в реке. Москва-река периодически разливалась и доставляла неприятности москвичам. Последнее наводнение, очень сильное и разрушительное, случилось в 1927 году. Тогда ряд мостов ушел под воду, и было принято решение об обводнении города», — рассказывает Филипп Смирнов.

Старый Крымский мост. Автор Н. Грановский. 1920-е годы. Главархив Москвы

Стоит упомянуть не только центральную часть города, но и современные спальные районы, которые выглядели совершенно иначе. Где-то располагались дачи и деревни, где-то — пустоши, а некоторые из них были отдельными небольшими городками. Например, Люблино или Выхино. Там было развитое промышленное производство, они были своего рода городами-спутниками, живущими рядом Москвой, и развивались по своему сценарию. Но Москва быстро увеличилась и вскоре вобрала в себя близлежащие территории.