Каменные палаты и княжеские усадьбы: как менялся дом Орлова-Денисова на Большой Лубянке

Большая Лубянка — одна из старейших улиц Москвы, бывшая когда-то частью Сретенки, а сейчас ставшая ее продолжением. Здесь проходила дорога из Киева во Владимир-на-Клязьме. В XIV веке по этой дороге в Москву везли Владимирскую икону Божией Матери, у которой москвичи просили защиты от войск Тамерлана. С тех пор знаменитая икона не покидала столицу.

Топоним «Лубянка» известен с XV века, когда здесь поселились жители новгородского района Лубяницы, вывезенные в Москву Иваном III после покорения Новгородской республики. Впрочем, есть версия, что название улицы связано с росшими на этом месте деревьями, с которых снимали луб — то есть кору для изготовления лаптей и рогожи.

В XV–XVI веках на Лубянке селятся ремесленники и торговцы, а с XVII века — московская знать. Участок на Большой Лубянке, где сейчас находится дом 14, изначально принадлежал князю Дмитрию Пожарскому, построившему здесь каменные палаты. В 1611 году именно на этом месте произошло сражение князя и его соратников против польских захватчиков, во время которого Пожарский был сильно ранен.

От Пожарского владение переходит к братьям его жены — Голицыным, а в 1780-е годы — князю Волконскому. Князь перестроил палаты, превратив их в усадьбу, украшением которой занимался в том числе знаменитый итальянский скульптор Франческо Кампорези.

Застройка усадьбы была характерна для середины XVIII века. К главному дому, стоящему глубоко во дворе, сзади были пристроены ризалиты. Нижний этаж здания был в то время нежилым — здесь располагались кладовые. На второй этаж вела деревянная лестница. Жилые флигели стояли по сторонам парадного двора и выходили на улицу одинаковыми глухими торцами.

В 1811 году усадьбу покупает московский генерал-губернатор Федор Ростопчин. А уже через год здесь происходит событие, которое увековечил в «Войне и мире» Лев Толстой. Прямо возле дома Ростопчина разъяренная толпа за измену растерзала купеческого сына Верещагина, который перевел на русский язык письмо Наполеона, где император негативно отзывается о России. Вскоре после этих событий Ростопчин покидает усадьбу и уезжает из Москвы, в которую входят французы. Его дом занимает генерал армии Наполеона Анри-Франсуа Делаборд. Именно благодаря этому усадьба уцелела в московском пожаре 1812 года.

В 1843-м владение переходит к графу Василию Орлову-Денисову, при котором в 1860-е годы сложился существующий архитектурный ансамбль. По сторонам от главного дома были выстроены внушительные флигели. Их архитектура воспроизводит основные формы главного усадебного дома, создавая таким образом единый ансамбль, который отличает богатство и насыщенность архитектурных форм. Тогда же появились и сохранившиеся до наших дней изящные пилоны ворот.

Мастерская Д. Доу. Портрет В. Орлова-Денисова. 1820-1825 годы

В начале 1880-х годов усадьбу продали статскому советнику Маттерну, от которого она перешла к Московскому страховому от огня обществу. Позднее в здании располагалось Российское общество застрахования капиталов и доходов, а флигели сдавались внаем. После революции бывшую усадьбу Орлова-Денисова заняла Всероссийская чрезвычайная комиссия — будущий Комитет государственной безопасности СССР.

Единственный ремонт в этом здании сделали в 1970-е годы. Исследования авторов проекта реставрации позволили уточнить время создания усадьбы. Здание и его пышный декор, в котором чувствуется влияние голландской и французской архитектуры — белокаменные колонны, увитые лозой, картуши с гротескными масками и сложным орнаментом также из белого камня, были датированы концом XVII века.

Новая жизнь старинного здания

В 1990-е годы в бывшей усадьбе располагались коммерческие помещения. Эксплуатация здания привела к тому, что уникальный архитектурный ансамбль уже к началу 2000-х пришел в аварийное состояние. Была угроза полного разрушения, город мог лишиться старинного здания. Однако в 2016 году начались реставрационные работы, которые завершились год назад.

В подвале бывшей усадьбы специалисты отреставрировали белокаменные стены палат, кирпичные своды, чугунные колонны. На первом этаже восстановили стены и своды, подоконники, кирпичные кладки столбов и арок балкона с воссозданием элементов в местах утрат. Были отреставрированы все кирпичные и металлические своды Монье, доломитовые ступени и чугунное ограждение парадной лестницы, лепные карнизы.

В процессе реставрации удалось раскрыть исторические проемы, которые были заложены в советское время. На стенах, потолках и карнизах анфилад залов второго этажа отреставрировали лепнину, восстановив утраченные детали. Паркетные полы в залах были восстановлены, также был отреставрирован искусственный мрамор стен и оконных откосов. Кроме того, во всем здании удалось воссоздать настенную и потолочную живопись, привести в первоначальный вид печи и камины, а также зеркала XIX века над ними.

На главном фасаде дома Орлова-Денисова специалисты восстановили штукатурный цоколь, а в уровне цоколя — оконные приямки. Первоначальный вид обрел и портик с арочными проемами, несущий балкон второго этажа. На балконе отремонтировали чугунные ограждения. По существующим образцам восстановили керамические вазоны позапрошлого века на ограждении кровли, произвели вычинку кирпичной кладки стен, расчистили элементы лепного и белокаменного декора.

Что интересно, во дворе усадьбы до сих пор растет старинное и очень редкое для Москвы дерево — жостер даурский, который является охраняемым природным памятником.

В результате реставрационных работ усадьба Орлова-Денисова вновь предстала перед москвичами и гостями города в былом великолепии. А в прошлом году стала лауреатом конкурса «Московская реставрация» сразу в трех номинациях: за лучшую организацию ремонтно-реставрационных работ, за лучший проект реставрации и приспособления к современному использованию, за высокое качество реставрационных работ по живописным плафонам.