Пространственные покрытия

С точки зрения архитекторектурной формы железобетонные тонкостенные покрытия дают наибольший простор для творческой фантазии. Они порождены нашим веком и в каком-то смысле могут служить одним из его символов наряду с творениями авиации и космонавтики. «Железобетонные оболочки, складки и висячие покрытия, как новый тип конструкции, принадлежат к интереснейшим явлениям современного инженеренерного искусства», — пишет М. Санчес-Аркас — автор одной из лучших монографий, посвященных этой теме. Возможности формообразования на основе таких конструкций практически не ограничены. Чтобы творчески освоить их многообразие, архитекторектор должен знать классификацию пространственных покрытий, уметь «видеть» элементы, из которых они составлены, понимать логику их геометрической и статической сущности.
В специальных трудах по оболочкам можно найти основы их классификации. В нашей книге необходимо выделить четыре типа покрытий, наиболее отвечающих архитекторектурному аспекту формообразования. 

К первому типу покрытий следует отнести оболочки призматические (складки) и одинарной кривизны (длинные и короткие цилиндрические, конические и торовые оболочки); ко второму—купола и пологие оболочки (поверхности вращения и переноса); к третьему — оболочки с противоположным направлением второй кривизны (коноиды, гиперболоиды и гиперболический параболоид); к четвертому — так называемые висячие покрытия, которые работают на растяжение (в них железобетон часто используется в сочетании с другими материалами). Рассмотрим архитекторектурные возможности и особенности некоторых характерных разновидностей этих типов.
Главной особенностью всех пространственных конструкций в отличие от плоских является то, что сама их форма как бы участвует в статической работе, способствуя уменьшению действия изгибающих моментов — «сопротивляется по форме».

 Архитектурные  формы  складчатых  и  цилиндрических  покрытий
Архитектурные формы складчатых и цилиндрических покрытий из железобетона
1, 2—складки веерообразные и встречные;
3—8 — длинные и короткие цилиндрические оболочки в покрытиях школы, крытого рынка и промышленных зданий

Архитектурное решение формы складочного покрытия на основе сборных элементов
Архитектурное решение формы складочного покрытия на основе сборных элементов. Конференц-зал ЮНЕСКО в Париже, 1958 год, и павильон выставки в Турине, 1948 год.

Железобетонные складки представляют собой систему тонких плит, монолитно связанных под некоторым углом и работающих как балки. Складки начали применяться в покрытиях в 20-е годы и широко используются в современной архитекторектуре, главным образом в конструкциях из железобетона, который одинаково хорошо воспринимает сжатие и растяжение.
Каковы же конструктивные и архитекторектурные особенности складчатой железобетонной конструкции? Складки состоят из двух конструктивных элементов: плоских плит или волн и торцевой диафрагмы, обеспечивающей жесткость. Складки бывают треугольные и трапециевидные по поперечному сечению. Оптимальные параметры треугольных складок: ширина 2—6 м, высота 1/20—1/30 пролета; трапециевидных — ширина 2—3 м, оптимальные пролеты — до 24 м. В зависимости от формы плана здания складки могут иметь параллельное или радиальное направление (веерное), что позволяет перекрывать круглые и трапециевидные в плане пространства. В отдельных случаях складки могут быть встречными (вклинивающимися одна в другую).

 

Технология изготовления складок проста, так как арматура состоит из прямых стержней, и опалубка плоская. В складчатых покрытиях широко используется сборный железобетон. Они экономичны и не трудоемки. В качестве примера можно привести складчатое покрытие зала экспериментальной спортивной школы в Ленинграде (1972). Складка трапециевидная сборная (шаг 6 м, высота 2,5 м, пролет 21 м). Применение складчатого покрытия, оригинальной наружной лестницы и других элементов позволило создать запоминающийся образ. В складчатых конструкциях есть определенная образность (волнообразность), динамика, ритм. Однако эти зачатки образности превращаются в запоминающиеся художественные формы лишь тогда, когда архитекторектор сознательно направляет и акцентирует те или иные объёктивные свойства их формы.
Одним из наиболее ярких воплощений складчатых конструкций является конференц-зал ЮНЕСКО в Париже (1953—1958, П. Л. Нерви, М. Брейер, Б. Зерфюсс). Исключительная изобретательность проявлена здесь как в конструкции, так и в форме. Огромное пространство площадью в 3300 м² перекрыто железобетонной складчатой конструкцией. Поскольку здание в плане имеет трапециевидную форму, авторы применили веерную систему складок и, продолжив их на торцевых стенах, создали как бы огромную складчатую раму с промежуточной опорой в центральной части, что создает неповторимость формы зала.

 

Среди других примеров архитекторектурно осмысленного использования железобетонных складок можно назвать здание Американского института бетона (архитектор. М. Ямасаки) и зал аудиториума в Имабари, Япония (архитектор. К. Танге и др.).
В этих сооружениях архитекторектурный эффект достигается благодаря варьированию самой формы складок, в том числе встречных, применению консольных выносов складок и других приемов, которые создают образность формы. В одних случаях это сложная кристаллообразность рисунка перекрытия, в других — мощная выразительность простых членений.
В советской архитекторектуре железобетонные складки применялись на Днепровском алюминиевом комбинате, Камской бумажной фабрике и других объектах.

 

Цилиндрические оболочки (длинные и короткие) представляют собой конструкцию, так же как и складки, отличающуюся относительной простотой расчета, конструирования и технологии. Впервые в СССР их применили в 1928 г. для покрытия цехов Алюминиевого комбината в Запорожье, и до 50-х годов цилиндрические оболочки были наиболее распространенной формой покрытия промышленных зданий.

Различие форм этих оболочек отражено в их названии. Отношение длины пролета к ширине >=2 в длинных оболочках, в то время как в коротких оно <=1. Различна и их статическая работа: длинные оболочки работают по принципу балки и потому их несущая способность обеспечивается пологостью кривизны (сегменты цилиндра) и жесткостью торцевых диафрагм, в коротких оболочках высота подъёма принимается не менее 1/7 ширины. Архитекторектурное использование цилиндрических оболочек должно базироваться на применении и длинных, и коротких оболочек. Важнейшим фактором в этом случае могут быть проемы, размещение которых в поверхности оболочки позволяет получить выразительные и функционально оправданные интерьеры зданий. Иногда используют различные пересечения элементов оболочек в пространстве, а также их сочетания с плоскими световыми проемами (шеды).

 

В здании фабричного цеха в Госсау (Швейцария, 1954) применен последовательный ряд коротких оболочек, поставленных на опорные бортовые элементы с уклоном и жестко с ними связанных. Жесткость конструкции достигнута затяжками, усиленными бортами и трубчатой конструкцией решетки световых проемов. Архитекторектурное своеобразие достигнуто сочетанием форм оболочек с формами проемов.

 

Использование цилиндрических оболочек в покрытиях круглых и крестообразных в плане зданий позволяет создавать необычные формы, напоминающие купол или цветок. Таков, например, крытый рынок в Лейпциге (1928) с покрытием в виде ребристого купола.

 

Купола и пологие оболочки. Купол является одной из наиболее рациональных форм покрытий, поэтому не случайно архитекторекторы используют его с древнейших времен. Но только с внедрением железобетона, обеспечивающего пространственную жесткость куполов в сочетании с малой массой и высокой огнестойкостью, раскрылись новые архитекторектурные возможности куполов. Сравнивая приведенные толщины кирпичных и железобетонных куполов, К. Зигель приводит следующие данные: купол собора св. Петра в Риме при пролете 40 м имеет приведенную толщину 1/13, выставочного зала в Париже при пролете 205 м—1/100.

 

Эти цифры наглядно демонстрируют гигантский прогресс в конструировании куполов.
По классификации К. В. Сахновского, железобетонные купола могут быть гладкими или ребристыми по форме поверхности, круглыми или многоугольными по форме плана. В зависимости от формы плана и формы поверхности вращения классифицирует купола известный специалист в области пространственных конструкций Г. Рюле (Германия).

 

Наиболее рациональной для железобетона формой является гладкий монолитный купол, который позволяет перекрывать большие пространства, имея малую собственную массу. Например, купол Новосибирского оперного театра (1929—1934, инженеренеры П.Л.Пастернак и Б. Ф. Матери). При пролете в 55,5 м толщина его оболочки составляет всего 8 см, а приведенная толщина 1/750. Но архитекторектурные возможности гладкого купола ограничены. Лишенный деталей, он не передает масштаба и структуры пространства. Поэтому архитекторекторы ищут выразительную форму, либо сочетая купол с мощными конструкциями опор (концертный зал в Мацуяме, 1959, К. Танге; купол стадиона пролетом 89 м в Гаване, 1959), либо вырезая из сферы различные по форме сегменты и опирая купол на 6, 4 или 3 точки (покрытие аудитории в Массачусетсом университете).
Анализ решений монолитных железобетонных куполов показывает, что выбор их геометрической формы, световых проемов, опорных элементов конструкций в значительной степени влияет на функционально-эстетические результаты.

 

В куполе здания Мацуяме (Япония) применены сферические сегменты с небольшой стрелой подъёма (6,7 м при диаметре 55 м ). В таких куполах главным элементом является мощное опорное кольцо или утолщение нижней части оболочки. Важное архитекторектурное значение имеет размещение световых проемов. К. Тенге освещает зал 123 круглыми отверстиями диаметром 60 см. Кроме того, основание купола расположено наклонно, выражая функциональную асимметрию внутреннего пространства, Аналогичный зал в Гаване (Куба) освещен сбоку проемами, расположенными под опорным кольцом.
Архитекторектор Э. Сааринен применил оболочку, составляющую ‘/в сферы, опирающуюся на три точки и перекрывающую треугольный в плане зал. Освещение осуществлено через вертикальные стеклянные стены. Такое решение оказалось формальным, так как большие вырезы вызвали большие изгибающие моменты в оболочке и потребовали ее значительного утолщения (9—61 см). В результате возникли функциональные неудачи (освещение, акустика), случайный характер имеет форма покрытия.

 

В качестве опорного элемента купола может быть использована и чаша зала.
Оригинальным решением является сочетание формы гладкого купола с опорной чашей, как это сделано в здании цирка в Казани (архитектор. Г. Пичуев, инженеренеры О. Берим, В. Рудный).
Ребристые и волнообразные купола могут быть сконструированы из элементов сводов-оболочек. Они более выразительны, чем обычные купола, поскольку в них есть сложные детали формы.
Преимуществом сборных железобетонных куполов является простота устройства световых проемов. Ребра и проемы — архитекторектурные элементы, значительно усиливающие выразительность купола. В качестве примеров оригинальных по форме сборных железобетонных куполов следует назвать здание крытого рынка в Донецке (1961), спортивный зал (1959) и Дворец спорта в Тбилиси (1961). Примером ребристого монолитного волнообразного купола может служить покрытие рынка в Руайяне (Франция) пролетом 52 м, составленное из 13 параболических сегментов. В СССР складчатый железобетонный купол пролетом 72,8 м здания цирка построен в г. Фрунзе (1976).
К пологим оболочкам и поверхностям вращения и переноса можно отнести эллиптический параболоид (бочарные своды) и поверхности, образованные идентичными параболами. Эллиптический параболоид представляет собой как бы деформированную (изогнутую) цилиндрическую оболочку. Такая форма повышает несущую способность оболочки.
Примером такого рода железобетонных сводов-оболочек является покрытие фабричного корпуса пролетом 100 м в Ленинграде. Каждая из таких оболочек собиралась из отдельных элементов 7,5X8,36 м, массой в 30 т и монтировалась с последующим замоноличиванием. С 1961 г. начато серийное производство таких оболочек пролетом 18, 24, 30, 36 и 102 м.

 

Типы железобетонных куполов и пологи, оболочек
Типы железобетонных куполов и пологи, оболочек
1 – главный купол цирка в Казани, 1967 г.;
2 – волнообразный купол крытого рынка в Руайяне (Франция);
3,4 – своды-оболочки двойной кривизны, 1963г.;
5 – эллиптический параболоид пролётом 100м, Ленинград, 50-е годы.

 

Среди удачных решений пологих оболочек следует назвать покрытие зала Финляндского вокзала в Ленинграде (1960, архитектор. П. Ашастин, Н. Баранов, Я. Лукин, инженер. И. Рыбин). Использование боковых сегментов и центрального проема для освещения зала позволило создать зрительное ощущение парящего в воздухе покрытия.
Особенностью сборных конструкций железобетонных сводов-оболочек является возможность использования элементов плоской ромбовидной формы. В таких сводах действуют в основном сжимающие напряжения, а возникающие в опорных узлах растягивающие усилия погашаются предварительно напряженными тросами.

 

Построенный по этой системе автобусный парк в Ленинграде (1962, архитектор. Э. Хевелев) представляет собой комплекс залов, перекрытых шестью сборными сводами. Аналогичные своды пролетом 36X36 м сооружены в крытых рынках Москвы.
Значительным достижением в архитекторектурном освоении пологих оболочек в СССР стало сооружение в 1965 г. сборного покрытия аэровокзала в Борисполе. Оболочка перекрывает прямоугольное в плане помещение. Она имеет габариты 47X57 м со стрелой подъёма 8,9 м и собрана из 126 элементов размером 2,6X3,4 м.

 

Применение наклонных железобетонных опор, свободное раскрытие внутреннего пространства и длинный пандус, ведущий в центр зала второго этажа, — вот тот комплекс приемов, который позволил авторам добиться сильного эстетического впечатления и создать законченный образ. Однако авторы повернули сборные элементы оболочек ребрами вверх, что нельзя признать удачным, так как они таким образом лишили интерьер зала структурной выразительности, хотя при этом добились визуальной «легкости».

 

Оболочки с противоположным направлением второй кривизны. Главной особенностью оболочек этого типа является то, что их геометрическая форма имеет прямолинейную образующую. Это значительно снижает трудоемкость изготовления и монтажа железобетонных элементов, повышает экономичность. В то же время, поскольку их форма создается в результате движения прямой образующей по двум направляющим криволинейного очертания, возможности их архитекторектурного разнообразия практически не ограничены. К оболочкам этого вида относятся коноиды, гиперболоиды и гиперболический параболоид.

 

Коноидальные железобетонные оболочки образуются в результате движения прямой образующей по двум направляющим, одна из которых прямая, другая кривая (произвольной кривизны, но предпочтительнее парабола). В самой геометрии формообразования коноидов содержится источник архитекторектурного разнообразия.

 

В СССР и других социалистических странах, а также во Франции и Италии оболочки этого типа широко используются для покрытия главным образом промышленных зданий пролетом 18— 60 м. В большинстве случаев это состоящие из коноидов шедовые покрытия, опирающиеся на четыре точки, с вертикальными плоскостями проемов освещения. Типичным примером может служить покрытие промышленного здания, построенного в Болгарии в 1955 г. Оно сооружено из сборных элементов, имеет пролет 18 м и толщину 3 см. В качестве образующей здесь применена кривая, что одновременно улучшило форму и повысило эффективность конструкции.
Интересные архитекторектурные решения коноидов достигаются в сооружениях и покрытиях грибовидной формы. Они применяются в виде одиночных больших грибов или системы грибовидных элементов для покрытий зданий с планом произвольной конфигурации. Это позволяет получать оригинальные по форме интерьеры. Таково, в частности, покрытие библиотеки в Хиросиме (1953, архитектор. К. Тенге), ресторана в шт. Джорджия (США), представляющее собой отдельно стоящие грибы с «шляпкой» диаметром 9,14 м. Эту же идею применил Ф. Л. Райт в знаменитом проекте здания фирмы Джонсон в г. Расин (США, 1936—1939).

Сборная пологая железобетонная покрытия автовокзала. Борисполь 1965 г. Архитекторекторы А. Добровольский, А Малиновский, Д. Попенко, инженеренеры Д.Дмитриев, М. Панич
Сборная пологая железобетонная покрытия автовокзала. Борисполь 1965 г. Архитекторекторы А. Добровольский, А Малиновский, Д. Попенко, инженеренеры Д.Дмитриев, М. Панич


Гиперболический параболоид (гипар) — форма покрытия, целесообразность которой была открыта в металле выдающимся русским инженеренером В. Г. Шуховым в 1896 г. Форма гипара создается движением прямых образующих по системе гиперболических направляющих таким образом, что описывается поверхность двоякой кривизны. Один из самых активных поборников этой конструкции в железобетоне архитекторектор и инженеренер Ф. Кандела считает, что гиперболический параболоид «является единственной поверхностью двоякой кривизны, которую можно рассчитывать при помощи простых методов статического расчета».

 

В советской архитекторектуре железобетонные гипары используются как сборно-монолитные конструкции покрытий промышленных зданий. Так, ЛенПромстройпроект разработал оболочки из сборных элементов 9X3 м, которые собираются в элемент покрытия площадью 18X6 м с металлической затяжкой по периметру. Собранные на земле покрытия монтируются 25-тонным гусеничным краном.

 

По проекту Московского Промстройпроекта в Ачинске Красноярского края сооружено покрытие гаража из сборно-монолитных гипаров, которые собирают на земле из плоских элементов 3X3 м в монтажные секции 15X3 м. Такими элементами перекрыто пространство 120X60 м при сетке колонн 30X30 м. Из подобных элементов сооружены покрытия в выставочных павильонах в Кемерово и Туле.
Покрытие рынка в Со (Франция) представляет собой гиперболоид вращения в форме гриба, выполненный из предварительно напряженного железобетона. Верхний край оболочки испытывает в результате этого только сжимающие усилия. Опорными элементами являются расположенные в центре колонны. Гиперболоиды и гипары благодаря удобству армирования широко используются в железобетонных покрытиях. Так, например, в Гамбурге (Германия) из предварительно напряженного железобетона построено в 1970 г. покрытие плавательного бассейна пролетом 96 м. Гипары дают контрастные, выразительные формы пространства как в интерьере, так и в экстерьере и могут быть рекомендованы для покрытий общественных зданий в жилых районах как архитекторектурные акценты.

 

Основные типы и формы покрытий с использованием железобетонных с сталежелезобетонных конструкций
Основные типы и формы покрытий с использованием железобетонных с сталежелезобетонных конструкций
1 – Покрытия одинарной кривизны;
2,5 – Схемы висячих покрытий двоякой кривизны;
3,4 – оболочки типа гипаров

 

Различие приемов использования гипаров вытекает как из способов опирания оболочек, так из самой их формы и сочетаний форм. Гипары могут опираться на одну опору (гриб или чаша), на две опоры (в виде консоли), на четыре точки (ребрами вверх и вниз), на 3 точки (с частичными консолями). Уже в способе опирания заключены огромные возможности композиционных решений. Еще большую вариабельность дает сочетание различных по форме элементов гипаров в пространстве, например в виде крестовых сводов или центрических цветкообразных покрытий. Подробнее такие оболочки будут рассмотрены ниже.

 

Висячие покрытия рассчитаны прежде всего на работу предварительно напряженных стальных канатов высокой прочности и потому могут быть рассмотрены как один из видов металлических конструкций. Но поскольку они, как правило, требуют мощных опорных элементов, выполняемых обычно из монолитного железобетона, а в самой конструкции покрытия часто используются сборные железобетонные элементы, уложенные по стальным тросам и даже замоноличенные с ними, то такие висячие покрытия по существу являются железобетонными или точнее комбинированными сталежелезобетонными.

 

В СССР были разработаны оригинальные проекты висячих покрытий больших пролетов с использованием сборного железобетона. Среди них варианты покрытия московского стадиона «Динамо» диаметром 270 м (круглое) и габаритами 170X270 м (овальное). Эти висячие покрытия представляют собой пологую оболочку двоякой кривизны с предварительным напряжением арматуры. В нашей стране за последние годы построен ряд крупных общественных и производственных зданий с применением подвесных покрытий из сборно-монолитного железобетона. Среди них певческая трибуна в Таллине (1960), киноконцертный зал «Украина» в Харькове (1966), Дворец спорта «Юбилейный» в Ленинграде (1967), крытые рынки в Черкассах (1971) и Киеве, автобусный гараж в Киеве (1972) [8]. Интересные висячие покрытия построены и за рубежом, например покрытие стадиона в Монтевидео (Уругвай), зала в Карлсруе, зала для празднеств в Кнаппзаке близ Кельна, плавательного бассейна в Вуппертале (ФРГ), стадион в Гаване (Куба), спортивный зал в Кагаве (Япония), спортивный зал в Братиславе (ЧССР), зал съездов в Ростоке (ГДР).
Что же характерно в архитекторектуре висячих покрытий, выполненных из железобетона? Каковы принципы их формообразования.

Работа на растяжение — главная особенность висячих покрытий, между тем известно, что бетон плохо работает на растяжение (появляются трещины). Это и определяет преимущественное использования бетона и железобетона в сжатых элементах подвесных покрытий. В большинстве таких покрытии сжатые опорные элементы делаются из монолитного железобетона, к ним с последующим натяжением крепятся стальные канаты. Кроме того, бетон, железобетон, армоцемент используются в качестве материала для устройства покрытия по стальным тросам в монолитном или сборно-монолитном варианте.
Исходя из этого, среди многообразия висячих систем покрытий классификация которых подробно изложена в работе А. М. Анищенко, рассмотрим лишь те, в которых наиболее полно используются возможности бетона и железобетона как материалов.

Однопоясные висячие покрытия могут быть одинарной или двойной кривизны (см. рис. на с. 104); в них тросы подвешены в одном направлении параллельно (типа перевернутой короткой оболочки) или радиально (перевернутый купол). Формы зданий в обоих случаях совершенно различны. Характерным примером первого типа может быть покрытие плавательного бассейна в Вуппертале (ФРГ), несущими опорами этого сооружения являются железобе тонных ферм, совмещенных с трибунами и несущих покрытие, тросы которого замоноличены в легкий бетон толщиной 5,7 см (см. рис. на с. 104). Подобные покрытия пролетом 90 м построены в 1975 г. в Базеле (ФРГ) и в 1976 г. в Вильнюсе (Дворец спорта).  Однопоясные покрытия с радиальным расположением тросов применяются в основном для зданий, круглых в плане. Их основными опорными элементами являются наружное железобетонное кольцо и внутреннее кольцо или опора в центре здания.

 

Крытый рынок в Черкассах (1971) представляет собой круглое сооружение диаметром 51,6 м, с центральной опорой и легкими стенами из сборных железобетонных элементов. Покрытие выполнено из тросов, образующих сетку с шестиугольной структурой, и уложенных по ней железобетонных элементов одного типоразмера. Центральный опорный элемент обеспечивает устойчивость системы. Легкие наружные стены, воспринимающие небольшие нагрузки, хорошо передают тектонику здания. Однако из-за глубокого рельефа плит покрытия интерьер зала зрительно тяжеловесен.

 

Висячее железобетонное покрытие певческой трибуны пролетом 75 м. Таллин, 1960 г. Архитектор. А. Котли, инженер. Э. Паальман
Висячее железобетонное покрытие певческой трибуны пролетом 75 м. Таллин, 1960 г. Архитектор. А. Котли, инженер. Э. Паальман и др.

 

Подвесные покрытия с двоякой (противоположного направления) кривизной поверхности по своей форме напоминают оболочки, но работают по иной статической схеме. Внешнее отличие заключается в опорных бортовых элементах, а также в способах опирания бортовых элементов на фундаменты. В певческих трибунах, построенных в Вильнюсе и Таллине (1960-е годы), опорными элементами служит мощная железобетонная арка пролетом 75 м, которая имеет консоль. Между консолью и аркой подвешено покрытие. Опоры арки оставлены в поле зрения, что создает правдивое тектоническое окружение.

 

Бортовые элементы висячих покрытий в качестве акцентной формы широко используются в зарубежной практике, например в покрытии спортивного павильона в Роули (США, 1952), стадиона в Нью-Хейвене (США, 1958), Дворца спорта в Такамацу (Япония, 1964) и др. В этих зданиях мощные железобетонные опоры являются главным композиционным и тектоническим акцентом, указывающим на подвесное покрытие. По-иному решено покрытие зала в Кельне (ФРГ). Здесь несущее эллиптическое кольцо опирается на две короткие железобетонные диафрагмы, расположенные по его малой оси и соединенные затяжкой ниже уровня пола. Через эту систему нагрузки передаются на фундамент. Опоры из двух монолитных железобетонных арок, наклоненных к плоскости земли, применены в здании киноконцертного зала «Украина» в Харькове (1963). Но эти арки, так же как и стойки наружных стен, недостаточно выявлены во внешней форме здания. Главный фасад с треугольными выступами, облицованный керамикой, имеет слишком монументальный облик и искажает тектонику сооружения.

 

Кроме опорных элементов висячих покрытий, архитекторектурной выразительностью обладает и сама их форма, которая может иметь индивидуальную трактовку. Наибольшей выразительности формы добился К. Танге в зданиях плавательного бассейна и малой спортивной арены Олимпийского комплекса в Токио (1961—1964). Применение монолитного железобетона для чаши здания, в которой расположены трибуны, а также для несущих пилонов высотой в 39,5 м определяет неповторимую форму здания. Подвесное металлическое покрытие завершает эту форму, определяя структуру внутреннего пространства. Пролет покрытия зала бассейна 126 м и сам масштаб сооружения усиливают эффект эмоционального воздействия формы.

 

Заканчивая рассмотрение применения бетона и железобетона в пространственных тонкостенных покрытиях, можно прийти к выводу, что особенности материала в этих конструкциях используются наиболее эффективно и экономично. Пролеты, перекрываемые железобетонными оболочками, превышают 300 м. Складки, оболочки, подвесные покрытия могут сооружаться с широким использованием сборных индустриальных элементов в сочетании с отдельными опорными монолитными конструкциями, стальными тросами, остекленными проемами. Все это создает практически неограниченные возможности для архитекторектурного творчества, причем глубокое знание конструктивной сущности и геометрических свойств различных по форме покрытий позволяет архитекторектору создавать сложнейшие образные формы относительно простыми техническими и технологическими средствами.

Источник: Бетон и железобетон вархитекторектуре. В.Е. Ясиевич. М. 1980 г