Мемориальные рощи и парки: как превратить калининградские кладбища в места для прогулок

В общественное движение «Парковое кольцо» провело онлайн-эфир, посвящённый теме кладбищ. Активисты обсудили, как можно превратить эти пространства не только в места скорби и памяти, но и в территорию для прогулок. В качестве примера приводилась Европа — там кладбища легко перепутать с парками. Об этом пишет «Страна Калининград».
Мемориальные рощи и парки: как превратить калининградские кладбища в места для прогулок

Мемориальные рощи

Европейским опытом поделился Павел Грабалов, аспирант Института здравоохранения, факультета ландшафта и общества, университета NMBU (), который последние несколько лет занимается исследованием подходов к созданию и развитию кладбищ в разных странах.
Я изучаю роль кладбищ в городской среде Осло, и : исследую, как их определяют власти и жители, сравниваю, — рассказал Павел. — Это общественные пространства особого рода. Британский архитектор и исследователь Мэттью Кармоне считает, что города должны предлагать каждому жителю не всё и везде, а определённые качества в определённых местах. Меня в своё время поразило кладбище «Ассистенс» в Копенгагене, где похоронены Андресен и Кьеркегор, — оно сильно отличалось от того, к чему я привык. Люди приходили туда на пробежку и просто погулять, посидеть с книгой. Но в то же время там было много тех, кто навещал могилы родных. И такое соседство не вызывало диссонанса».

Павел привёл и другие примеры. Кладбища в Норвегии сегодня часто используются как своего рода философские парки — там можно побыть одному, подумать, отдохнуть от суеты. Это зелёная зона с рядами могил и аллеями. При этом там просторно — дефицита в земле нет из-за практики «переиспользования» могил: сначала за них нет никакой платы, но через 20 лет после захоронения родственники либо начинают платить (чтобы показать, что заинтересованы в её сохранении), либо место отдаётся кому-то другому. Всё более популярными становятся «рощи памяти» — места, где после кремации урны с прахом захораниваются коллективно, без индивидуальных камней (иногда даже без имён). Получается общественный мемориал.

Если говорить о Москве, то там старые кладбища тоже привлекают людей: туда приходят на исторические экскурсии, посмотреть на могилы известных людей или просто побродить. В городах растёт потребность в зелёных зонах, и, возможно, пришло время архитектурного переосмысления российского кладбища, разговора об озеленении таких территорий и о других важных темах».

Парк живых и мёртвых

Историческими подробностями подобных пространств в Калининграде (один из ярких примеров Центральный парк, часть которого до войны занимало кладбище) поделился кандидат филологических наук, доцент Института гуманитарных наук БФУ им. И. Канта, автор цикла очерков « в деталях» (18+) .

На части современного Центрального парка и в довоенное время была зона отдыха. К такому использованию располагал ландшафт: река, глубокий овраг — неудобно для строительства, но красиво визуально, — пояснил Станислав Свиридов. — Поэтому там и возникла парковая зона, причём гораздо раньше, чем появились кладбища (их возникновению способствовало расширение города и наличие рядом крупных дорог). На карте 1815 года мы уже видим парк, а на карте 1885 года по соседству с ним начинают появляться кладбищенские квадраты. Со временем они разрастаются. После войны часть территории кладбища превратили в парк культуры и отдыха. Но вдоль забора могилы всё ещё были видны, поэтому в народе его называли «парк живых и мёртвых». Остальная часть (там, где сейчас находится Детская областная больница и заросли с мусором, когда-то был пруд с красивой территорией для прогулок, на холме — место для отдыха) постепенно покрылась бурьяном и была заброшена.

Получается, что и в Кёнигсберге в этой части города парк соседствовал с кладбищами. Эти пространства уживались рядом и были вписаны в среду.

Кладбища всегда были пространствами, окружёнными многочисленными табу. И большинство из них должны сохраниться, кроме тех, что уходят сами. Яркий тому пример — немецкое мемориальное кладбище на ул. Невского. Уже сейчас оно стало парковым пространством по своей сути, где гуляют с детьми и животными. Но, согласитесь, там неуместно устраивать пикники. На мой взгляд, функционал таких пространств должен совпадать с философией места», — высказал мысль калининградский учёный.