Снос самостроя в Москве 2016

11.02.2016

Мнение: кто является бенефициаром сноса торговых павильонов в Москве
Масштабная программа по сносу торговых павильонов, которые власти признали самовольными постройками, приведет к исчезновению в московском ретейле представителей малого бизнеса. О глобальных перспективах для рынка торговой недвижимости столицы рассказал председатель совета директоров компании компаний rrg Денис Колокольников

Снос самостроя

нос сотни торговых объектов, на которые в большинстве своем были официально оформлены свидетельства, мне представляется весьма сомнительным с правовой точки зрения. Ведь исполнительная власть, пусть и в предыдущем составе, дала в свое время все необходимые разрешения, судебная система в каких-то случаях эти разрешения утвердила. Возможно, нынешнее решение имеет под собой некоторые основания с точки зрения безопасности коммуникаций, архитектурного облика и других аспектов. Но это принесет колоссальные убытки городу (снос, налоги, иски), которые составят не один десяток миллиардов рублей.

Однако в данный момент хотелось бы посмотреть на проблему ещё и с точки зрения развития малого бизнеса, малоформатного торгового сегмента и потребителей, лишенных права выбирать.

Подавляющее большинство сносимых объектов — торговые площади, на которых размещались предприятия именно малого бизнеса, нередко несетевые. Другими словами, это давало возможность успешно существовать небольшим частным компаниям, в силу своего финансового потенциала либо формата не способных конкурировать с крупными сетевыми ретейлерами. Такая возможность была уникальной по нескольким причинам.

Первое — относительно невысокая по сравнению с другими торговыми объектами арендная плата. Даже если учесть, что арендная ставка за квадратный метр у метро при малой площади очень высокая, то сам размер магазина (до 10-30 кв. м), учитывая хорошие обороты на потоке, делал стоимость аренды вполне подъемной даже для небольшого ИП.

Второе — локация. Расположение у метро давало заведомо высокий трафик, что является ключевым для любого магазина, рассчитанного на товары повседневного спроса или спонтанные покупки. А именно эти категории ретейлеров в большинстве своем размещались в снесенных строениях.

Третье — отсутствие конкуренции с более сильными «монстрами». Ведь те же мини-пекарня или палатка, продающая сок и воду, вряд ли смогли бы работать в торговом центре или рядом с продуктовым гипермаркетом. Даже при расположении в глубине жилого массива их эффективность будет существенно ниже — потому что сам формат рассчитан на покупки «по ходу», «на бегу». Находясь внутри квартала, можно рассчитывать лишь на зону охвата в несколько ближайших зданий, и то вероятность посещения такого магазина жителями соседних домов далеко не стопроцентная: если человеку нужно пойти за продуктами, он, скорее всего, выберет супермаркет.

Таким образом, снос торговых строений у метро, по сути, означает вымывание с рынка целого сегмента малых предприятий и исчезновение одного из форматов торговли. Для покупателей, на мой взгляд, это негативный факт. Палатки у метро всегда были востребованы: они как минимум удобны — можно приобрести цветы или какую-то мелочь, не тратя времени на дорогу до супермаркета и очереди к кассам. К тому же, как ни парадоксально, это позволяло экономить деньги. Да, цены в таких магазинчиках были несколько выше, но одновременно отсутствовали и лишние траты, которые случаются обычно в крупных магазинах, когда, зайдя за хлебом, мы «заодно» набираем полную корзину разных товаров.

Для малого бизнеса это также негативный факт. Безусловно, нельзя говорить о том, что абсолютно все предприятия закроются. Кто-то перебазируется в преимущественно торговые центры районного и микрорайонного масштаба или в оставшиеся аналогичные снесенным объекты. Кто-то — в помещения стрит-ретейла. Кто-то выкупит квартиры на первых этажах жилых домов и, переведя их в нежилой фонд, сделает отдельный вход с пристроенной лестницей — что вряд ли улучшит картину, поэтому городские власти ограничили этот процесс. Подобные варианты потребуют значительных по меркам малого бизнеса инвестиций, так что их потянут далеко не все.

Однозначно позитивным данный процесс будет для окрестных районных и микрорайонных ТЦ, а также маленьких помещений стрит-ретейла: их заполняемость повысится. При этом ставки поднять вряд ли удастся, поскольку платежеспособность бывших арендаторов палаток весьма невысока, да и локации хуже.

Если говорить о рынке торговой недвижимости в целом, то снос сотни строений на ситуацию не повлияет. Ведь общая площадь сносимых объектов не превысит двух-трех десятков тысяч квадратных метров — если учесть, что всего на сегодняшний день в пределах Старой Москвы вакантные площади торгового назначения измеряются сотнями тысяч, то становится понятно, что это капля в море.

Впрочем, повод для надежды все же есть. Представители администрации города, надеюсь, также прекрасно понимают необходимость существования малоформатной торговли у метро. И, скорее всего, какая-то альтернатива снесенным магазинам будет предложена. Но потери уже не вернуть…

Денис Колокольников специально для «РБК-Недвижимость»

Источник: РБК-Недвижимость

Позиция власти РФ

«Позиция главы администрации президента Сергея Иванова по поводу сноса самостроев в Москве это позиция Кремля»

«Позиция главы администрации президента Сергея Иванова по поводу сноса самостроев в Москве это позиция Кремля», — подтвердил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Ранее Иванов поддержал мэрию Москвы в этом вопросе. Он заявил, что «гадюшники у метро только мешали проезду автомобилей и москвичам». «Эти строения не имеют отношения к так называемому малому бизнесу, поскольку, как правило, являются рассадником криминала и антисанитарии», — добавил Иванов.