Музей вместо ДК: каким будет клуб «Буревестник» после реставрации

Музей вместо ДК: каким будет клуб «Буревестник» после реставрации
В Москве отреставрировали бывший клуб рабочих фабрики «Буревестник» — одну из лучших построек Константина Мельникова. Осенью здесь откроется Музей русского абстрактного искусства

В субботу, 3 августа, исполняется 129 лет со дня рождения архитектора Константина Мельникова. В конце лета в Москве завершится реставрация одной из самых известных его построек — бывшего клуба фабрики «Буревестник» в Сокольниках. Осенью здесь откроется Музей русского абстрактного искусства — частный проект главы IT-компании Cognitive Technologies Ольги Усковой. Рассказываем, как изменилось здание за время трехлетней реставрации и что в нем будет теперь.

В 2013 году предприниматель и коллекционер Ольга Ускова основала Фонд русского абстрактного искусства, который занимается изучением, сохранением и популяризацией наследия студии «Новая реальность». Она была основана в конце 1950-х годов художником-абстракционистом Элием Белютиным и на протяжении 30 с лишним лет базировалась на его подмосковной даче в Абрамцеве. В экспозицию будущего музея войдут сотни работ самого Белютина и его учеников из коллекции искусствоведа Самвела Оганесяна, которую Ускова приобрела в 2013 году за $10 млн.

Для размещения музея в 2015 году Фонд русского абстрактного искусства выкупил у Сергея Гордеева бывший клуб, построенный в 1930 году для рабочих обувной фабрики «Буревестник». Предыдущие собственники провели в начале 2000-х частичную реконструкцию здания, в результате которой оригинальные конструкции, планировочные решения и элементы интерьера оказались утраченными. Проект реставрации мельниковского клуба, или «дворца креатива», как называл его сам архитектор, воссоздает первоначальный облик и структуру здания.

Николай Васильев, историк архитектуры, генеральный секретарь российского отделения международной организации по защите архитектурного наследия DOCOMOMO:

— Из всех клубов Мельникова «Буревестник» конструктивно ближе всего к тому, что делали его творческие оппоненты — конструктивисты. Обычно он пытался выстроить четкий объем, внутри которого распределял помещения, которые всегда предполагали значительную трансформацию. Здесь Мельников поступил по-другому: для каждой функциональной зоны отдал отдельное пространство. Например, в центре башни-пятилистника была сквозная бетонная колонна и остекление, и получалось, что люди сидели кружком, лицом друг к другу, потому что в таких клубах, как правило, были кружковые помещения — здесь располагались учебные классы. К башне примыкает зрительный зал с плоским полом, который освещался через крышу естественным светом: она имела двойное остекление, внутри были матовые стекла. Мельников не любил плоские крыши как вещь непрактичную с точки зрения эксплуатации, но в «Буревестнике» сделал исключение. К сожалению, кроме капитальных стен и общей конфигурации объемов, там мало что сохранилось: слишком много было ремонтов. Так что нынешняя реставрация, скорее, является воссозданием, поскольку за предыдущие десятилетия слишком много потеряно оригинальных элементов.

Авторы проекта реставрации Андрей Емельянов и Владимир Покачалов восстанавливали здание по оригинальным чертежам Константина Мельникова, которые, впрочем, никогда не были воплощены до конца. «Существующее здание заметно отличается от того, каким его видел сам Мельников, — рассказывает директор Фонда русского абстрактного искусства Анна Карганова.

Например, по его замыслу, в здании предполагался бассейн, в который можно было попасть через раздвижной пол в спортзале, однако реализовать это так и не удалось. Зато мы восстановили верхний свет (двусторонние окна вдоль ската крыши. — Прим. ред.) в зрительном зале. Освещение было настолько ярким, что во время театральных представлений приходилось занавешивать стены и потолок, за что Мельникова нещадно ругали. В последующие годы в этом зале располагалась танцевальная школа, а сейчас — зона отдыха для сотрудников. Кроме того, мы восстановили и осовременили оригинальную мельниковскую систему вентиляции и очистки воздуха, в планах — обустроить эксплуатируемую крышу, где в 1930-е годы находилась обзорная площадка».

В башне-пятилистнике (из-за нее здание в свое время прозвали «клеткой попугая»), которая является самостоятельным архитектурным объемом, снесли все перегородки и восстановили единое пространство. Раньше здесь были библиотека и читальный зал, сейчас — кабинеты руководства и сотрудников Фонда.

Подробнее на РБК:
https://realty.rbc.ru/news/5d42efec9a794792e07c4ecc