От шляпки до туфель. В чем встречали весну москвички в середине ХХ века

Мода циклична, утверждают исследователи, многое из того, что мы будем носить завтра, уже было придумано в ХХ веке. В таком случае вдохновение можно черпать не только в глянцевых журналах, но и в музейных залах. В коллекции Музея моды хранится немало экспонатов, которые могут дать пищу для размышлений и дизайнеру, и просто любителю интересных образов. Рассматриваем самые весенние из них — вещи, которые можно было увидеть с марта по май на московских улицах в середине прошлого столетия.

Прямой силуэт и мелкий принт

В начале 1950-х СССР переживал последствия Великой Отечественной войны. Легкая промышленность, недавно работавшая только на нужды фронта, еще не полностью восстановилась. Как и после войны, многие женщины приспосабливали военную форму для повседневной жизни, перешивая и преображая шинели и куртки. Этот прием стал популярным и у модельеров Общесоюзного дома моделей одежды, которые придумывали новые сезонные коллекции. В первой половине 1950-х часто встречались женские пальто, похожие на военные мужские, но с поправками на женскую фигуру — укороченные, с зауженной талией, вытачками для груди. В целом женская мода того времени практически не отличалась от тенденций предыдущего десятилетия со свойственными ему строгими прямыми силуэтами.

Советская мода значительно отставала от европейской. Западный мир в 1947 году покорил новый стиль с узкой талией и пышной юбкой. Изобретение Кристиана Диора делало дам похожими на песочные часы. Жительницы СССР в то время носили скрывающую фигуру одежду. В обществе пропагандировался образ скромной женщины, выделяться было неприлично. Поэтому весной на улицах столицы можно было увидеть москвичек в пальто с широкими плечами, драповых или из букле (ткань с характерными узелками на поверхности, напоминающая каракуль), черных, серых или бежевых.

Из-под пальто выглядывали ситцевые, крепдешиновые или маркизетовые платья всевозможных расцветок, часто — в мелкий цветочек, горох или клетку. Если москвичка спешила на работу, то на ней, скорее всего, был костюм-двойка: жакет с рукавами три четверти и прямая или а-силуэта юбка, чаще всего шерстяные или муаровые. Образ дополняли перчатки и платок на шее. На голове — яркая шляпка из фетра, на ногах — туфли, напоминающие ботинки, на завязках и невысоком каблуке. Шпильки войдут в моду только в конце 1960-х, а до этого высокий каблук считался чем-то неприличным. Так же, кстати, как и брюки. Героиня Светланы Светличной в «Бриллиантовой руке» однозначно воспринималась советскими зрителями как раскрепощенная и ветреная дама благодаря дерзкому брючному костюму. В то же время героиня Нины Гребешковой — образцовая советская женщина — появляется на экране только в платье или костюме с юбкой.

Заграничные тенденции

Советская мода постепенно начала меняться во времена оттепели, то есть с 1953 года. Железный занавес приоткрылся — например в 1957 году в Москве прошел Всемирный фестиваль молодежи и студентов, — активно развивались международные связи. Спортсмены и актеры стали выезжать на гастроли и привозить с собой модные журналы и вещи. Мировые тенденции постепенно просачивались в СССР. Но поскольку это практически никак не повлияло на массовое производство одежды, советские женщины стали сами шить или перешивать наряды по западным образцам.

Истории вещей: о чем расскажут сувениры Всемирного фестиваля молодежи и студентов 1957 года

Также в эти годы происходил активный культурный обмен со странами народной демократии: Югославией, Чехословакией, ГДР, Венгрией. Особенно была популярна тамошняя обувь — ботинки или лакированные туфли-лодочки. Состоятельные дамы могли позволить себе привезти пальто. Коричневое двубортное габардиновое пальто, которое сегодня хранится в Музее моды, было произведено в 1960-х в ГДР и привезено в СССР, вероятно, женой дипломата. Интересно, что прямой силуэт экспоната не сильно отличается от принятого в 1950-х в Советском Союзе.

Характерны для того времени и два платья 1950-х годов, хранящихся в фондах музея: одно из смесовой ткани в черно-белую клетку, второе — из крепдешина молочного оттенка. Оба платья ниже колена, длина рукава — три четверти или одна вторая, талия не выражена: в белом платье она слегка подчеркнута резинкой, а в клетчатом обозначена отрезом.

Главное — детали

Обязательным атрибутом весеннего образа 1950-х считалась шляпка. Головные уборы были разнообразных форм, цветов и цветовых сочетаний. Например, в музее хранится красная фетровая шляпа с полями, декорированная темно-синей тесьмой с кисточками. Также были популярны шляпки круглой формы — как эта бордовая с фетровыми цветами. Когда становилось потеплее, модницы надевали кепи из соломки. В коллекции музея есть такое кепи черного цвета. Раньше оно принадлежало ленинградскому театральному режиссеру Ольге Михальцевой-Соболевой. Кепи передали в дар музею ее наследники. В 1960-х самыми модными аксессуарами стали шляпки-таблетки, береты и чалмы.

Украсить себя можно было, повязав на голову или шею яркий платок из атласа или шелка (в 1960-х — из капрона). Цвета были всевозможные, как и принты — горох, клетка, цветы. Популярны были и традиционные орнаменты разных народностей СССР. Использовалась и советская атрибутика — например как на этом шелковом платочке. Помимо цветочных мотивов в центре изображен главный символ ВДНХ — «Рабочий и колхозница». Этот платок носила Мария Ковригина, которая в 1950-х занимала пост министра здравоохранения СССР. Сегодня платок хранится в Музее моды вместе с сумочкой с леопардовым принтом, также принадлежавшей Ковригиной. Эта сумка, сделанная в 1960-х, повторяет форму популярной тогда авоськи. Она выполнена из капроновой ткани. Кожаные в те времена считались уже немодными, и москвички с удовольствием выбирали кожзам и другие искусственные материалы.

Синтетика и космос

В конце 1950-х — начале 1960-х годов во всем мире случилась текстильная революция. Тогда были изобретены полиэстер, лайкра, акрил, начали активно использоваться в легкой промышленности нейлон и капрон. Их было проще стирать, они почти не мялись, а некоторые совсем не пропускали влагу. Новое производство требовало серьезных денежных затрат, поэтому в то время синтетические ткани стоили дороже натуральных.

В 1960-х на весенних улицах Москвы часто можно было заметить болоньевые плащи, которые в 1962 году начали производить на Наро-Фоминском шелковом комбинате. Они стоили дорого — в диапазоне от 60 до 80 рублей, что составляло половину средней зарплаты того времени. Изначально такие легкие и практичные плащи носили итальянские рабочие в городе Болонье (отсюда и название). Но москвички с удовольствием стали надевать их как модную верхнюю одежду в дождливую погоду.

Преимуществом синтетики стала появившаяся возможность покрасить ткань в любой цвет. Так на смену темным утилитарным плащам пришли яркие. Такие, как, например, этот желтый капроновый плащ в черную клетку. К нему в комплекте прилагалась косынка, которую можно было надевать во время дождя. Эти плащ и косынка были сшиты в Латвии в 1960-х и привезены в Москву, возможно, актрисой. Вещи из Прибалтики очень ценились советскими дамами. Можно предположить, что прежняя обладательница этого плаща не оставалась незамеченной.

В это время активно осваивался космос, и все новые материалы, часть из которых позже использовали в легкой промышленности, изначально производили для космонавтов. А после полета Юрия Гагарина в 1961 году произошел настоящий бум моды на одежду и аксессуары, связанные с космической темой. Это и круглые шляпки, напоминающие шлемы скафандров, и платья из ткани «космос». Белое расклешенное платье с рисунком в виде сердец сделано из ткани, которую использовали для изготовления скафандров. По словам тех, кто носил одежду из такой ткани, в ней было очень жарко — но мода требует жертв.

Несмотря на неудобства, в 1960-х москвички с удовольствием ходили в ярких пальто и сапогах-чулках из искусственной кожи, капроновых блузках и облегающих свитерах с высокой горловиной — водолазках. Заканчивали образ длинные капроновые перчатки.