Создательница «Рабочего и колхозницы» и гранёного стакана

О ком из женщин, связанных с курской историей, вспомнить и рассказать в преддверии праздника 8 Марта? Не такой уж простой вопрос – имен много, но едва ли не всякий раз они лишь касаются нашего города. Для кого-то – строка из послужного списка мужей. А случалось, что наш город в женских судьбах становился стартовой площадкой, за которой следовали , , Париж Наиболее яркий пример тому – непростая творческая и личная судьба скульптора и художницы . О ней расскажем подробнее хотя бы потому, что она – пример очень сильного характера, способности добиваться поставленной цели. Недаром отец видел в ней не художницу, к чему Вера так стремилась, а продолжательницу большого семейного купеческого дела. Но судьба сложилась иначе. Из – в Курск Вера Игнатьевна Мухина родилась 1 июля 1889 года в Риге в богатой купеческой семье, которой принадлежали заводы, склады, доходные дома Девочке не было и двух лет, когда от чахотки умерла мать. Отец спешно перевёз дочерей Веру и старшую Марию в , чтобы девочки избежали судьбы матери. Частные уроки в , занятия живописью и музыкой, туры по Европе – Тироль, Берлин, – обычная жизнь девочек из обеспеченной культурной семьи начала XX века. Когда Вере исполнилось 14 лет, неожиданно умер отец. Сестёр приютили родные, жившие в Курске. Вера и Мария переехали в Курск в 1903 году. Их взял на попечение очень богатый курский купец . Пять лет они жили в его большом двухэтажном доме на улице 1-й Сергиевской (ныне Максима Горького). Красивое здание с лепниной сохранилось до наших дней, сейчас это медицинский колледж. В те же годы в доме Гладковых жила в качестве прислуги , в будущем знаменитая певица. Вера Мухина очень прилежно училась в гимназии. Она с детства хорошо рисовала, играла на фортепиано, пела и сочиняла стихи. Свой первый в жизни портрет (горничной Анюты) Вера написала маслом именно в Курске – в доме Гладковых. А ещё она придумывала новаторские модели одежды. Со временем сестры превратились в хорошеньких барышень, блиставших на губернских балах и благотворительных концертах. О сёстрах Мухиных писали в светской хронике местные газеты. Когда в 1909-м девушки решили перебраться в Москву, репортёр с сожалением восклицал: «Курский свет много потерял с отъездом барышень Мухиных». Надо добавить, что многие «женихи» возлагали надежды и на солидное приданое сестёр. Испытание болью Беда случилась в конце 1911 года, когда Вера отправилась на Рождество к родне. «В имении под Смоленском собиралось много молодёжи, двоюродных братьев и сестёр, – вспоминала она. – Как-то мы покатились на санях с горы и налетели на дерево, я ударилась в ствол лицом. Глаза залило кровью, показалось, что треснул череп. Нос был оторван, от удара верхнюю губу защемило между зубами Первое ощущение: жить нельзя, надо бежать от людей. Врач наложил девять швов, месяц не снимали повязку, не давали зеркало». Милое лицо было обезображено. Однако в начале прошлого века в Европе уже занимались пластической хирургией. Вера едет в Париж, где в одной из престижных клиник за два года ей делают семь операций. Хирурги поработали на славу – рубцов и шрамов не осталось, но изменилось выражение лица – ушла девичья мягкость, черты стали жестче. Ранняя смерть родителей, травма и операции закалили характер Мухиной. В те же 1912-1914-е годы, проходя лечение во Франции, Вера учится скульптуре в Академии Гранд Шомьер у французского монументалиста Эмиля , ученика самого Огюста Родена. Путешествуя по , она изучает скульптуру и живопись Ренессанса. Когда летом 1914-го Вера вернулась в Москву, началась Первая мировая война. Мухина пошла на курсы медсестёр, работала в военном госпитале, где встретила врача Алексея Замкова, только закончившего . Внук крепостного, как сейчас говорят, «сделал себя сам». Работал грузчиком, участвовал в революционных событиях. В голодном, страшном 1918-м году Мухина и военврач Замков обвенчались. Путь к триумфу После революции у Мухиных в осталась недвижимость, позволявшая безбедно жить в Европе. Сестра Мария эмигрировала из России. Вера с Алексеем остались в холодной квартире на Пречистенке, пытаясь разжиться провизией и дровами. Он вёл частную медицинскую практику, она участвовала в ленинском плане монументальной пропаганды. В 1920 году появился на свет сын Всеволод, роды принимал сам Замков. Он был не только умелым хирургом, но и экспериментатором, упорно пытаясь открыть «эликсир вечной молодости», почти как профессор Преображенский в знаменитом романе «Собачье сердце». В 1923-м Мухина вместе с авангардисткой оформила павильон газеты «Известия» на Всероссийской сельхозвыставке в Москве, это был первый большой успех. Тем временем супруг к 1929 году синтезирует препарат «гравидан». Опыты показывают, что средство высвобождает скрытые резервы организма. Москва гудит о чудо-препарате, от желающих получить «эликсир молодости» нет отбоя. Но в 1930-м под лозунгом «борьбы со знахарством и лженаукой» работы Замкова остановлены, началась травля врача. После долгих колебаний они с мужем решают уехать за границу. Но супругов арестовали и вернули в Москву. Впрочем, среди пациентов Замкова были высокопоставленные персоны: Горький, Будённый, Орджоникидзе, Молотов Они не забыли о своём докторе. В августе 1932-го Замков назначен руководителем спецлаборатории со статусом госинститута. В подмосковном совхозе налажено массовое производство препарата, его применяют при самых разных болезнях – от малярии до гипертонии. Мухина и Замков сами ежедневно делали себе инъекции гравидана, что помогало работать более продуктивно. Тогда же в просторной мастерской недалеко от института мужа Вера Мухина ваяет монумент «Рабочий и колхозница». Эта работа вызвала настоящий фурор в Париже на Всемирной выставке 1937 года. Скульптура, венчавшая советский павильон, вызвала восторженные отзывы посетителей. Она удостоена Гран-при, эксперты оценили памятник как «эталон социалистического реализма». восхищённо назвал его «величайшим произведением скульптуры ХХ века». Мухину стали считать выдающимся мастером монументализма. Это было апогеем её творчества. Не только скульптура Идиллия закончилась в том же 1937-м. Институт мужа ликвидирован, с началом «великих репрессий» заступаться за него стало некому. Замков перенёс инфаркт, каждую ночь они ждали ареста. Мухина трудилась над скульптурами для Москворецкого моста: «Гимн Интернационалу», «Пламя революции», «Море», «Земля», «Плодородие» и «Хлеб». Последняя стала единственной из масштабных композиций, осуществлённой при жизни Веры Игнатьевны. Когда началась война, супругов в октябре 1941-го эвакуировали на Урал. Затем Мухину вытребовали в столицу для работы над серией скульптурных портретов героев фронта. В октябре 1942 года Замков умер от второго инфаркта. На его могиле на Новодевичьем кладбище стоит памятник работы Веры Мухиной. В 1943 году в блокадном Ленинграде Вера Игнатьевна возглавила мастерскую художественного стекла. Осаждённый город не думал о величественных памятниках. Мастер советского монументализма перешла к простым формам. И как считается, именно Мухина разработала дизайн всем известного гранёного стакана, ставшего одним из символов советского быта. По преданию, первые гранёные стаканы появились ещё при Петре I. Но именно мухинский стакан, у которого 14 граней и ободок якобы символизировали 15 союзных республик, оказался особо удобным и прочным из-за толщины и особенностей изготовления стекла. Он был запущен в массовое производство, завоевав всенародную любовь. Во время и после войны Вера Мухина продолжала работать в различных жанрах искусства. Она пять раз становится лауреатом Сталинской премии. Однако множество неординарных идей Веры Игнатьевны, которые она сама называла «мечтами на полке», так и остались невоплощёнными. Например, памятник защитникам и скульптурная группа «Хлеб» для выставки «Индустрия социализма», фонтан «Национальности» и композиция, посвящённая спасению «челюскинцев» К 125-летнему юбилею мастера Третьяковская галерея отыскала в запасниках малоизвестные картины и «неизданные» проекты скульптора Мухиной и выставила их на Крымском валу. Вера Игнатьевна Мухина ушла из жизни 6 октября 1953 года, похоронена рядом с мужем. Главный кулинар России Рассказывая о знаменитых курянках, нельзя не вспомнить Елену Молоховец (в девичестве Бурман), которая родилась в в 1831 году, окончила Смольный институт благородных девиц, а потом вышла замуж за архитектора Франца Молоховца и вместе с ним переехала в незнакомый Курск. Именно в нашем городе она начала составлять кулинарные книги и достигла в этом деле всероссийской известности. Молоховец писала в предисловии: «Эту книгу составила я исключительно для молодых хозяек, чтобы доставить им случай без собственной опытности и в короткое время получить понятие о хозяйстве вообще и чтобы тем приохотить их заняться хозяйством». Только при жизни Елены Ивановны книга выдержала 29 переизданий общим тиражом около 300 тысяч экземпляров. Многие советы самой знаменитой российской домохозяйки актуальны и сейчас Писательница и путешественник Кого-то из курских женщин судьба привязывала к географическим перемещениям родственников, к житейским обстоятельствам, заставляла странствовать по необъятной стране. Здесь стоит обратиться к жизни (1789 – 1865). Родная сестра писателя Николая Полевого, родилась в Курске в семье знаменитого купеческого рода. В детстве вместе с родителями переехала в , где очень рано, лет пятнадцати, вышла замуж за местного купца Авдеева. В 1815-м овдовела и в 26 лет осталась «матерью нескольких сыновей и дочерей, воспитанию коих посвятила всю оставшуюся жизнь, переехав в 1820 году из Сибири в Курск, через некоторое время в Москву, а затем с зятем своим (профессором истории и русской словесности, а с 1949 года академиком Михаилом Розбергом) сперва в Одессу, потом в Дерпт». Николай Полевой пишет, что ещё в детстве Екатерина много читала и обладала необыкновенной памятью, которая позволила ей сделаться «Живою энциклопедией», обширною библиотекою. В этом и заключалось все её образование». Далее Полевой замечает: «Никто не подумал бы, видя её, под её простыми, не светскими формами искать и найти обширное просвещение при уме самобытном». В 1837 году на прилавках магазинов появилась книга «Записки и замечания о Сибири». Имя автора указано не было. Книга пользовалась успехом не только в России, но и за рубежом. В петербургский период жизни Екатерина Авдеева выпустила в свет иллюстрированное издание «Русские сказки для детей», часто обращалась к этой теме и в дальнейшем. Пишет книги по домоводству и русским традициям. С большой теплотой написана вошедшая в сборник статья «Воспоминания о Курске»: «Курск можно назвать садом России, откуда везут плоды в Москву, Петербург, Одессу». Писательница отмечает, что в курском крае хорошо развито цветоводство, пчеловодство и народное прикладное искусство. Литературная деятельность Екатерины Авдеевой началась довольно поздно и продолжалась всего два десятилетия ОТ АВТОРА Почему мы привыкли выделять женские судьбы из общего списка только потому, что они отмечены в истории? При рассматривании выпускных фотографий курских женских гимназий, мы видим милые лица, стройные фигурки. Большинство из этих барышень не стали добиваться громкой известности, остались в Курске или посвятили жизнь вполне обычным профессиям – стали учителями, врачами, а то и вовсе простыми хранительницами семейного очага. В стихотворении Пастернака «Белая ночь» есть строки: Дочь степной небогатой помещицы, Ты – на курсах, ты родом из Курска. Мелькнула судьба неведомой нам курянки и скрылась в водоворотах времени. А сколько их кануло без следа и без внимания гения. Именно их, не отмеченных в истории, стоит вспомнить перед женским праздником. Именно благодаря их труду и скромной самоотверженности наш город движется к 1000-летию. По материалам курских краеведов подготовил