Спаситель Пушкина, соперник Грибоедова. Пять историй о генерале Милорадовиче

26 декабря (14 декабря по старому стилю) 1825 года произошло восстание на Сенатской площади, которое позже войдет в историю как восстание декабристов. Группа заговорщиков, офицеров-дворян, попыталась не допустить вступление на трон Николая I. Бунтовщики выступали за упразднение самодержавия и крепостного права. К ночи бунт был подавлен, а на Сенатской площади остались сотни погибших.

Первой жертвой восстания стал генерал-губернатор Санкт-Петербурга Михаил Милорадович, попытавшийся успокоить бунтовщиков. Героя Отечественной войны 1812 года, не получившего ни одного ранения на полях битв, сразила пуля Петра Каховского. Истории из жизни Михаила Милорадовича — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Медаль «В память 100-летия со дня рождения графа М.А. Милорадовича». 1871 год. Музей-панорама «Бородинская битва»

Подопечный Александра Суворова

В 1760-х отец Михаила Милорадовича служил под командованием легендарного полководца Александра Суворова. Их связывали не только профессиональные, но и дружеские отношения. Это подтверждает одно из писем, которое Суворов отправил Милорадовичу-старшему в октябре 1773 года: «Милостивый Государь мой Андрей Степанович. При отъезде моем цалую Вас! Не забудь меня. Благодарствую Ваше Превозходительство за Вашу благосклонную дружбу». Спустя много лет Александр Васильевич взял шефство над сыном друга.

Существует легенда, согласно которой легендарный полководец сказал, увидев маленького Михаила Андреевича: «Милорадович будет славным генералом». Предсказание сбылось. Под командованием Суворова он участвовал в знаменитых Итальянском и Швейцарском походах. Одну из главных своих побед одержал во время Русско-турецкой войны 1806–1812 годов. В 1809 году корпус, которым он командовал, взял верх над войском Османской империи в Рассеватском сражении, за что Милорадович получил звание генерала от инфантерии.

Н. Куликов. Портрет генерала от инфантерии Михаила Андреевича Милорадовича. Эстамп. 1810-е годы. Музей-панорама «Бородинская битва»

Персонаж исторических анекдотов

Михаил Милорадович, как и многие другие известные русские генералы, — персонаж бесконечного множества исторических анекдотов.

Один из них повествует об эпизоде, якобы произошедшем во время перехода русской армии через Альпы. В том походе Милорадович командовал передовым отрядом. Добравшись до вершины одной из гор, солдаты встали перед практически отвесным спуском и начали гадать, как можно преодолеть его. Тогда генерал Милорадович сказал бойцам: «А вот как!» — опрокинулся на спину и покатился по снегу. Его примеру последовали все солдаты. У подножия горы русских военных ожидал неприятель, который тут же открыл огонь. Однако отряд Милорадовича, подобно лавине, смял врага.

Анекдотъ генералъ Милорадовича. 1850 год. Музей-панорама «Бородинская битва»

Другая история отсылает к некому безымянному сражению, в котором солдаты графа Милорадовича не могли взять вражескую батарею. Тогда, чтобы воодушевить своих бойцов, Михаил Андреевич бросил кучу георгиевских крестов на позицию врага и крикнул: «Собирайте!» После этого солдаты бросились в очередную атаку и наконец взяли батарею. Те, кто остался в живых, оставили собранные знаки отличия себе.

Еще один анекдот раскрывает тему отношения Михаила Милорадовича к тратам. В 1814 году в Париже после взятия города граф очень нуждался в деньгах. Тогда он попросил Александра I выдать ему на руки жалованье за три года вперед. Император выполнил просьбу генерала — и все эти деньги Михаил Милорадович успел потратить еще до выезда из французской столицы.

Начальник вольнодумца

После Отечественной войны 1812 года, когда молодые русские офицеры вернулись на Родину, в стране стали появляться тайные политические общества. Среди тех, кто принимал активное участие в их собраниях, был один из приближенных генерала — его адъютант в армии и правитель канцелярии на гражданской службе Федор Глинка.

Портрет Ф.Н. Глинки. Репродукция. 1994 год. Музей-панорама «Бородинская битва»

В 1813 году после окончания Первого кадетского корпуса 27-летний прапорщик Федор Николаевич прибыл служить в Апшеронский пехотный полк, руководил которым Михаил Андреевич.

«Нас представили генералу после его обеда, — вспоминал Глинка. — Он лежал в мундире нараспашку и курил трубку… Окинув взором нас, молодых офицеров, и видя, что все мы были дробны ростом, Милорадович улыбнулся шутливо, не сардонически (он мог вспылить, рассердиться, но не умел язвить) и сказал: «Ну, Бог мой! (любимая его поговорка) теперь только нам нужна война! Война! А воины есть!»

Через шесть лет, пройдя под командованием Милорадовича множество сражений, Федор Глинка стал его адъютантом.

В 1816 году полковник Глинка вступил в «Союз спасения», а затем, когда тот распался, — в «Союз благоденствия». В отличие от других участников этих обществ, он придерживался умеренных взглядов. Кстати, знаменитое собрание членов «Союза благоденствия», состоявшееся в январе 1820 года, на котором они выбирали форму правления для России, проходило именно на квартире Федора Николаевича. Почти все собравшиеся тогда проголосовали за республику, лишь Глинка высказался за сохранение монархии. После распада «Союза благоденствия» он отказался от вступления в Северное общество и полностью отошел от тайных политических дел.

После поражения бунтовщиков в 1825 году начались допросы и аресты участников тайных обществ. Этой участи не избежал и Федор Глинка. Его задержали 11 марта 1826 года и поместили в Петропавловскую крепость. 15 июня 1826-го его отправили в ссылку в Петрозаводск и уволили с военной службы, а в 1830-м перевели в Тверь, где он жил до самой смерти. Скончался бывший адъютант Милорадовича в 1880 году в возрасте 93 лет.

Спаситель Пушкина

В 1820 году из-за стихотворений, критиковавших власть, Александр Пушкин попал в поле зрения надзорных органов. Над поэтом нависла угроза ссылки — сам Александр I хотел отправить его в Сибирь. На помощь непокорному поэту пришел Михаил Милорадович, в те годы служивший военным генерал-губернатором Санкт-Петербурга.

Ж. Беннер. Портрет Александра I. Миниатюра. 1817 год. Музей-панорама «Бородинская битва»

Весной 1820 году Александра Сергеевича вызвали к генерал-губернатору. До этого момента Пушкин и Милорадович знали о существовании друг друга, появлялись на одних и тех же мероприятиях, но не были знакомы лично. Перед визитом к Михаилу Андреевичу Пушкин попросил совета у Федора Глинки. Тот успокоил его: «Идите и положитесь безусловно на благородство его души: он не употребит во зло вашей доверенности».

В кабинете генерал-губернатора Пушкин узнал, что в его квартире проведут обыск, и признался, что сжег все свои стихотворения. После этого поэт попросил перо и бумагу и за несколько часов восстановил все свои произведения. Милорадович был поражен. Он пожал поэту руку и отпустил домой.

На следующий день генерал отправился на аудиенцию к Александру I. Несмотря на то что решение еще не было принято, Милорадович пошел на хитрость, отметив, что от имени императора сам простил вольнодумца. Тот нахмурился: «Не рано ли?» Однако чуть позже, смягчившись, добавил: «Ну коли уж так, то мы распорядимся иначе: снарядить Пушкина в дорогу, выдать ему прогоны и, с соответствующим чином и с соблюдением возможной благовидности, отправить на службу на юг».

В мае 1820 года Пушкин покинул Санкт-Петербург и уехал на Кавказ, а в 1824-м вернулся домой. Этот период жизни поэта известен как южная ссылка, хотя на самом деле благодаря Милорадовичу это был всего лишь служебный перевод.

Соперник Грибоедова

Михаил Милорадович никогда не был женат, но был известен многочисленными романами (существует легенда, что после смерти графа нашли сундук, полный любовных посланий от поклонниц). Во время работы на должности президента Театрального комитета России он познакомился с балериной Екатериной Телешовой. Юная красавица (она была младше его на 33 года) стала последней любовью генерал-губернатора. Страсть к ней сделала Милорадовича соперником писателя и дипломата Александра Грибоедова.

О. Кипренский. Портрет актрисы Екатерины Телешовой. 1828 год

Грибоедов впервые увидел Екатерину Телешову в 1824 году в роли Волшебницы на сцене петербургского Большого театра в балете «Руслан и Людмила». Александр Сергеевич был сражен и под впечатлением от постановки написал стихотворение «Телешовой» с подзаголовком: «В балете “Руслан и Людмила”, где она является обольщать князя»:

Зачем манишь рукою нежной?

Зачем влечешь из дальних стран

Пришельца в плен твой неизбежный,

К страданью неисцельных ран?

Чуть позже их представили друг другу на вечере у князя Александра Шаховского. В письме своему другу Степану Бегичеву от 4 января 1825 года Грибоедов рассказывал: «В три, четыре вечера Телешова меня с ума свела, и тем легче, что в первый раз, и сама свыклась с тем чувством, от которого я в грешной моей жизни чернее угля выгорел. И что для меня заманчиво было, что соперником у меня — Милорадович, глуп, хвастлив, идол Шаховского, который ему подличает. Оба скоты!»

Интересна причина, по которой Грибоедов назвал соперничество с Михаилом Андреевичем «заманчивым». В 1824 году Александр Сергеевич согласовывал с цензорами свою пьесу «Горе от ума» и одним из людей, принимавших решение по публикации произведения, был Михаил Милорадович. Несколько месяцев Грибоедов ходил в Особую канцелярию Министерства внутренних дел, но каждый раз получал все новые и новые правки. Параллельно с печатной версией «Горя от ума» Грибоедов готовил и его сценическую постановку, но и она пострадала от цензуры — ее в 1825 году запретил лично Милорадович (ходили слухи, что из-за Телешовой).

Балерина ответила Грибоедову взаимностью, но их роман продолжался недолго — в мае 1825 года Александр Сергеевич уехал на Кавказ, а Екатерина Александровна вернулась к Милорадовичу. 26 декабря 1825 года весть о начавшемся мятеже застала генерала буквально на пороге квартиры Телешовой. Оттуда он сразу отправился на Сенатскую площадь.