Суд назначил первый реальный срок участнику несанкционированного митинга 23 января

По версии следствия, мужчина во время акции протеста на Страстной улице «нанес сотруднику несколько ударов в область головы и туловища». Салихов полностью признал вину и заявил, что попал «под влияние толпы и ввязался в драку».
Но это не является смягчающим обстоятельством, говорит председатель коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный» . Он также считает, что учитывая общественный резонанс, вердикт суда не мог быть иным.

Константин Трапаидзе председатель коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный» «Квалификация с учетом обстоятельств самая мягкая, которая могла быть — я имею в виду статью, которая применена. А санкции по ней в рамках, предусмотренных этой статьей. Что касается отношения к тому, что он дал признательные показания, очевидно, что действия данные были зафиксированы на видео, и отрицать это было бы, во-первых, неразумно и, во-вторых, могло закончиться некими более строгими мерами. С учетом того, что событие такого рода — участие в митингах, стычки с сотрудниками Росгвардии, полицейскими, ОМОНом — для нас стали очень актуальными в последнее время, не только для нас, для всего мира, идет такой вектор в сторону ужесточения. И все это влияет и на суд, на судей самих, которые понимают, что с учетом такого запроса, отпустить такого человека невозможно. Конечно, для любого человека, который услышит приговор — два года в тюрьме, это серьезный срок. С другой стороны, удары ногами по голове и по туловищу, плюс скрылся. Если бы он остался и сказал: «Извините меня», — тогда бы, наверное, суд на это посмотрел бы чуть более лояльно, может быть, до полутора лет снизил бы срок. Я думаю, дальше такие приговоры будут все жестче и жестче. То, что это такое широко освещаемое в СМИ событие было, это тоже могло повлиять».

Максимальный срок лишения свободы по статье «применение насилия, не опасного для жизни или здоровья представителя власти» — пять лет. Также данная статья допускает наказание в виде штрафа до 200 тысяч рублей, либо принудительных работ до пяти лет.