Верили, что справятся

Главный праздник приближается. В этом году в честь 76—летия великой победы вновь пройдут марши и парады, вечера с рассказами о героях-фронтовиках.

Верили, что справятся

В прошлом году «Вечерка» запустила акцию «Наши герои», чтобы читатели смогли почтить память родных, прошедших дорогами войны или вложивших свою лепту в нашу Победу. И к нам до сих пор продолжают приходить письма. Публикуем несколько из них.

Не дал забыть их имена

Валентина Петровна Панкратова, :
— Хочу рассказать о моем муже, , который в 15 лет пошел работать в штаб ПВО и наравне со взрослыми каждую ночь дежурил на крышах домов, гася зажигалки и очаги возгорания. Он вспоминал, что когда зажигалка упала в первый раз, все испугались и бросились бежать вниз, боясь, что она взорвется. Только добежав до 3-го этажа, поняли, что взрыва не будет, и вернулись на крышу, чтобы продолжить тушить огонь.
В феврале 1942 года Володя пошел работать учеником слесаря на автозавод им. Сталина (ЗИС), позже автозавод им. Лихачева ().

Женщины, старики и подростки работали без выходных, по 12–15 часов в день, нередко ночуя в цеху. Ведь фронту необходимы были оружие и боеприпасы. Володе не было и 17 лет, когда его назначили мастером бригады слесарей-ремонтников кузнечного цеха. В его подчинении оказались те, кого он называл дядя Миша, дядя Паша Первое время его не слушали, все распоряжения висли в воздухе, но он нашел подход к каждому из стариков, находящихся в его подчинении. И доказал, что он руководитель, организатор.

Когда Володе исполнилось 18, он написал заявление в военкомат с просьбой отправить его на фронт. К этому времени он окончил стрелковые курсы. Но его не отпустили, так как нужен был на заводе. После окончания войны, продолжая трудиться на заводе, Володя окончил курсы мастеров, затем автотехникум и Московский автомеханический институт, получив специальность инженера-технолога по холодной обработке металлов.

В 1968 году мужа командировали на Урал, под , для строительства и организации нового филиала ЗИЛа — Уральского автомоторного завода, где он проработал в качестве главного инженера 5 лет. После возвращения в Москву он возглавил 2-й механосборочный корпус, а потом перешел на работу в Министерство автомобилестроения начальником отдела.
На пенсии Владимир Федотович занялся поисковой работой. Его отец, Федот Максимович Панкратов, ушел добровольцем на фронт в июле 1941 года, воевал в составе 9-й Кировской дивизии народного ополчения и пропал без вести осенью 1941 года под . Дивизия попала в окружение. Бойцы пытались выйти из него, шли по тоннелю, простреливаемому с обеих сторон фашистами. Из 12 400 человек удалось выжить всего 1100 бойцам. Списки воинского состава были утрачены. После войны имелись сведения лишь о нескольких десятках воинов 9-й ДНО. Работая со списками организаций Кировского района, откуда уходили ополченцы, с материалами , Владимир Федотович восстановил фамилии и судьбы около семи тысяч человек. Эти сведения переданы в Фонд содействия увековечиванию памяти подвига народного ополчения.
Несмотря на возраст и болезни, Владимир Федотович встречался с родственниками воинов-ополченцев, вовлекая их в поиск, работал с архивными материалами предприятий .

Этой работой он занимался все свободное время, она стала смыслом его жизни. Благодаря его усилиям удалось восстановить имена более чем половины бойцов 9-й ДНО. За активную поисковую работу Панкратова наградили медалью «В память о народном ополчении», ему было присвоено звание «Почетный ветеран Москвы».

Он очень любил свою семью, двух дочерей, трех внуков и семерых правнуков. Когда дочки были маленькие, плакали ночью, он брал их на руки и убаюкивал, напевая революционные песни. Владимир был внимателен и ко мне. Однажды, возвращаясь из командировки в Одессу, он привез мне чемодан тюльпанов, потому что знал, что я люблю цветы, а в те времена купить их в Москве было сложно.

Мой муж всегда был открыт людям, если кому-то нужен был совет или помощь, шли к нему. И Володя не раз бросал свои дела, чтобы выручить кого-то.

Вот таким был мой муж, с которым я прожила почти 65 счастливых лет. Благодаря ему, его личному повседневному примеру у нас сложилась дружная, крепкая семья, где каждый старается помочь другому.

Благодарен отцу

Василий Павлович Акифьев, постоянный читатель «Вечерки»:

— С большим уважением отношусь к газете и многие-многие годы с удовольствием читаю ее. И вот решил поделиться дорогой мне информацией о своем отце, прошедшем всю войну, Павле Игнатьевиче Акифьеве. Пока отец был жив, он каждый год ходил на встречу ветеранов 9 Мая в Измайловский парк и с сожалением отмечал, что воевавших бойцов с каждым годом остается все меньше и меньше. Он прошел всю войну в составе 1-й гвардейской танковой бригады под командованием М. Е. Катукова, попав туда 18-летним мальчишкой в августе 1941 года. Михаил Ефимович Катуков, когда увидел высокого юношу, стал называть его «длинный» и отправил не в танк, а назначил образованного Павла командиром зенитного орудия в 8-й механизированный корпус.

В начале 42-го отец попал в страшные бои подо . Потом освобождал , Польшу, форсировал , участвовал в Висло-Одерской операции. Через Польшу их бригада вышла в . За годы войны отец потерял много верных друзей, несколько раз был ранен. А ведь в августе 1945 года ему исполнилось всего 22 года!
Павел Игнатьевич награжден двумя медалями «За отвагу», орденом «Красной Звезды», медалью «За освобождение », польским наградным крестом «За освобождение Польши», медалью «За взятие Берлина», орденом «Отечественная война».

Всю свою мирную жизнь жил с войной, но никогда не рассказывал о ней. Отец служил во внешней разведке и до последнего времени передавал свой опыт и знания молодым офицерам.

Я благодарен отцу безмерно, и мы всей семьей храним память о его подвигах, передаем молодому поколению, его правнукам.

Поразили их глаза

Лариса Николаевна Дрюк, Москва:

— Чем дальше от нас трагические годы войны, тем острее мы чувствуем тяжесть потерь наших близких, тем больше мы проникаемся благодарностью. Когда я прогуливалась по парку Победы в , долго стояла перед стеной памяти участников ВОВ, вглядывалась в фотографии воинов, меня поразили их глаза — сейчас такие не увидеть: чистые, бесхитростные, порой наивные, иногда пронзительные. Они все понимали, что идут на смерть ради независимости страны, ради жизни своих детей. Верили, что справятся.

В 1942 году на берегу Волги под Сталинградом решалась судьба не только России, но и всего мира. В этом сражении в 19 лет погиб мой дядя, Михаил Щепкин. Он захоронен в братской могиле, когда я еще не родилась. Он мог быть хорошим инженером или агрономом. Но он отдал свою жизнь за нас с вами. Как и многие миллионы наших соотечественников…

Разве можно забыть это! Его старшие братья Николай и Георгий участвовали в боях в составе 3-го Белорусского фронта на Украине, в , Прибалтике, воевали в Восточной Пруссии, брали штурмом , а также воевали против империалистической . Имели ранения. Награждены орденами и медалями. После окончания войны каждый из них честно трудился, поднимал народное хозяйство или служил в рядах Советской армии. Родились они в семье казака на в Шумилинской станице . Их отец, мой дед, Щепкин Иван Алексеевич, прошел всю войну.
После Московской битвы его боевой путь пролег через оборону Тулы, через Украину. Он участвовал в разгроме Корсунь-Шевченковской группировки фашистов, а также в боях по освобождению , Венгрии и Чехословакии.

Моя мама, Е. И. Щепкина-Дрюк, студенткой защищала здание Геологоразведочного института, который находится в шаге от Кремля.

По ночам сбрасывала зажигательные бомбы с крыши института, в котором потом преподавала более 40 лет. Почти в каждой семье есть родные, воевавшие и отдавшие жизни за независимость нашей Родины. И новые поколения не должны забывать героическое прошлое нашей страны.

Держись, сержант!

Виктор Осадчий:

— «Я, простой сержант, в одном из боев командовал целой ротой, — рассказывал мой тесть Петр Филиппович. — Значит, я воевал как старший лейтенант! Ты мне веришь?»

Я верил всем его фронтовым рассказам о засадах, ночных нападениях на фашистов с целью добыть языка, о мучительных днях и ночах, которые он провел в полевом госпитале. Петр Филиппович с детских лет мечтал стать военным. В 1939 году, еще до войны, он покинул свой якутский наслег и отправился в далекий учиться на бухгалтера. Но пришло время призыва на службу, и направили в только что открывшуюся военную школу, где готовили младших командиров. После ее окончания его определили в одну из стрелковых дивизий для прохождения службы. Потом его с 220-й стрелковой Сибирской дивизией перебазировали из Восточной Сибири в летние военные лагеря у . Так коренной якут впервые увидел, как растут яблони и вишни, как цветет сирень.

В конце июля 1941 года у Смоленска сибиряки вступили в бои с немецко-фашистскими захватчиками. Командир роты и политрук рассказывали якутским парням, что Смоленск — один из самых бесстрашных городов России. Путем героических усилий сибиряков и других воинов гитлеровцы были остановлены.

Постепенно фашисты начали теснить русские войска, сказывалось превосходство противника в численности войск. 220-я Сибирская дивизия отступила в сторону Ржева. Здесь создавался мощный рубеж обороны.

— Это были самые тяжелые дни. Стояли зверские морозы. Немцы скопили у подступов города большие силы и готовились к прорыву фронта с тем, чтобы вырваться на простор, — рассказывал Петр Филиппович.

В один из таких дней рота, в которой служил Петр Скрябин, отбивалась от превосходящих сил. Скрябин не заметил, что бойцов на передовой становится меньше и меньше. Вдруг в окоп, в котором расположился сержант, буквально свалился командир полка.

— Товарищ командир… — начал докладывать Скрябин.

— Отставить, сержант. Вижу, что ты здесь не загораешь. Слушай меня. Остаешься за командира роты. Погибли все офицеры, вечером пришлют замену. Держись, сержант!

Так сержант Петр Скрябин несколько часов замещал комроты. Но он так и не дождался помощи. Утром его тяжело ранили. Его и еще троих солдат в сопровождении старенького медбрата отправили в Волоколамский фронтовой госпиталь. В последних числах мая 1942 года сержанта Скрябина демобилизовали из-за ранения.

Вернувшись в родную республику, несмотря на серьезные травмы, Петр Филиппович долго работал на благо родной .

АКЦИЯ НАШИ ГЕРОИ

Уважаемые читатели! К 75-летию Победы в Великой Отечественной войне «Вечерка» запустила акцию «Наши герои». Присылайте рассказы о родственнике-фронтовике и его фото на электронную почту nedelya@vm.ru или на почтовый адрес: 127015, Москва, Бумажный пр-д, 14, стр. 2, «Вечерка».