Кто и зачем строит дома в стиле царских усадеб

Сыграть в классику:
кто и зачем строит дома в стиле царских усадеб

Несмотря на то, что запрос на классику растет год от года, архитекторов, которые могут на него ответить, единицы

Интерес к классической архитектуре растет во всём мире: по данным риелторов, больше половины домовладельцев в Европе и США предпочитают модернизму классический стиль, подразумевая под ним не обязательно ордерную классику с колоннами, но любой стиль традиционной архитектуры до 1920-х годов — времени воцарения бетонно-стеклянного авангарда. Согласно исследованию британского агентства YouGov, 77% респондентов в возрасте от 18 до 50 лет хотели бы жить в доме, построенном в классическом стиле. В России спрос на традиционную архитектуру также высок, но удовлетворить его непросто: строительство таких объектов дороже, чем обычных особняков и коттеджей, да и архитекторов, работающих в этой эстетике, можно пересчитать по пальцам одной руки.
«Глаз радуется, кровь не портится»

Почему нравится классика? Самый частый аргумент заказчиков — эстетическое удовлетворение. «Преимущество жизни в классике — общение с красотой. Глаз радуется, состав крови не портится. Причина — пропорции. Для меня как математика по профессии это имеет огромное значение. Как человеческое тело имеет пропорции, так и архитектура. Правильные пропорции красивы, неправильные — некрасивы. В стиле минимализма тоже можно найти пропорции, но тогда это будет куб. Слишком скучно», — рассуждает аналитик Дмитрий, владелец особняка в Ленинградской области, построенного по проекту архитектора Артема Никифорова.

Второй очевидный аргумент — независимость от моды, ориентация на вечность. «Классика вне времени, всегда актуальна, дает эстетическое удовлетворение — это даже не обсуждается. Классика — это очень личное, мне это очень близко», — делится московский галерист Михаил, для которого петербургский архитектор Максим Атаянц построил дом в Подмосковье.

«Владельцы интуитивно понимают, что дом в классическом стиле не выйдет из моды и, возможно, станет памятником архитектуры, а модернистский устареет к концу стройки. Богатые люди в собственном гнезде хотят сохранить ощущение архитектуры, которую видят в исторических центрах городов: Венеции, Рима, Парижа, Санкт-Петербурга», — резюмирует петербургский архитектор-неоклассик Михаил Филиппов.
Архитектура монархов и президентов

У классических домов большая культурная и социальная традиция. Резиденции монархов и президентов (как королевские виллы в Риджентс-парке в Лондоне) исторически существуют и до сих пор строятся в классике. Но и частный человек чувствует себя в классике органично. «Образ европейской виллы — это образ работающего богатого человека. Когда Венеция в XV веке потеряла господство на море и стала осваивать земли вокруг, родилась палладианская вилла, которая состоит из дома хозяина, амбаров, конюшен, служб, потому что хозяин занят земледелием. До этого дома богатых были охотничьими замками. Вилла — это тема венецианского патриция, просвещенного помещика, английского лорда. И до сих пор эти виллы прекрасно функционируют», — говорит Михаил Филиппов. Действительно, европейские виллы и шато до сих пор используются как жилые дома, их владельцы, как правило, пускают к себе в определенные дни экскурсии, сдают свои дома для съемок фильмов и свадеб.

Несмотря на растущий интерес к классике, архитекторов, которые могут ответить на него, единицы. В России таких специалистов сегодня меньше десятка. В мире ситуация аналогичная. Почему так? Классика, или неоклассика, исчезла из архитектурного образования еще в середине прошлого века, когда вышло печально известное хрущевское постановление «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Его следствием стала ликвидация классической архитектурной школы и связанного с ней ремесленного производства. В Европе и США классическая архитектура отступила после победы придуманного Ле Корбюзье панельного района, латавшего дыры послевоенных разрушений и решавшего проблему строительства массового жилья.

Когда в 2016 году КБ «Стрелка» издало «Книгу о полезной и красивой архитектуре» с рейтингом российских архитекторов — лидеров рынка, в топ-30 попали только четыре неоклассика: Михаил Белов, Михаил Филиппов, Максим Атаянц и Илья Уткин, чьи работы хранятся в Третьяковской галерее, ГМИИ им. А. С. Пушкина, Русском музее, Музее архитектуры им. А. В. Щусева и многочисленных частных коллекциях.
«В марках машин разбираются, а в архитектурных стилях — нет»

Поскольку запрос на классику очевиден, а отвечать на него почти некому, рынок заполняется домами, которые построены подрядчиками без участия архитекторов. «К сожалению, заказчики не представляют, что такое классика. Человек строит себе частный дом в десять-пятнадцать раз дороже, чем самый навороченный автомобиль, но в марках машин он разбирается и назовет вам сотню марок, а если спросить, какие архитектурные стили есть в Москве, не назовет ни одного. Огромные деньги тратят на халтуру», — сетует Михаил Филиппов. «К тому же классика требует вечных материалов и больших вложений. Реставрация памятника стоит, например, 10 тысяч евро за квадратный метр, а приблизительный муляж из пластика — в десять раз дешевле. Вот его и делают, как умеют, а не умеют, так как не учат. Круг замыкается», — добавляет московский архитектор Михаил Белов.Консалтингом при строительстве частного дома обычно не пользуются, в отличие от строительства жилых комплексов в городе. Заказчики выбирают архитектора по рекомендациям, портфолио, публикациям.
Коллекционные дома

В отсутствие инфраструктуры классические дома обретают коллекционную ценность. Архитектурные детали на фасаде, по мнению Артема Никифорова, не делают работу архитектора дороже: «Гладкая или филенчатая стена — затраты труда архитектора в любом случае большие. В минималистичных решениях узлы и примыкания требуют много внимания от проектировщика и высокой квалификации от строителей». А труд ремесленника в России значительно дешевле, чем в Европе и Америке.

Цена дома складывается в основном из качества материалов. В этом сходятся все владельцы классических домов. «Ты должен выдержать снаружи и в интерьере высокое качество. Классика требует натуральных материалов. Например, в моем доме фасады из натурального камня, медная крыша, окна из красного дерева, не требующие покраски, — дорогая отделка красива и долговечна. Такой дом можно построить за полтора года при хорошей организации труда силами до пятнадцати человек», — говорит Дмитрий, владелец дома в Ленинградской области.

По оценке Артема Никифорова, средняя цена классического дома по проекту известного архитектора составляет 2–3 тысячи евро за 1 кв. м. Но классические дома строят обычно для себя, а не на продажу, поэтому в перфекционизме владельцы могут посоревноваться с архитекторами.

«Мало компаний, которые могут построить классический дом под контракт. Приходится приглашать разных специалистов. Например, крышу переделывал два раза, — рассказывает галерист Михаил. — Что касается стоимости, то вначале записываешь, что сколько стоит, а потом плюешь. В Бельгии я заказывал кирпич ручной формовки. 100 тысяч кирпичей — это 100 тысяч евро только за облицовку. Можно взять сайдинг, который развалится через пять лет, а можно кирпич ручной работы, который простоит пятьсот лет, и получишь десятикратную разницу. Но когда строишь дом для себя, о цене не думаешь».
Усадьба как национальное достояние и экоферма

Самый дорогой вариант классического дома — реставрация уже существующего памятника архитектуры. Не считая покупки самой руины, собственнику придется преодолеть массу юридических сложностей, оплатить исследования для определения предмета охраны, отреставрировать сохранившиеся детали, воспроизвести исторические материалы.

Меценат и предприниматель Сергей Васильев с 2007 года восстанавливает усадьбу Степановское-Волосово в Тверской области, бывшее имение князей Куракиных, памятник архитектуры федерального значения. «В советское время там была психбольница, несколько лет назад усадьба сгорела, — говорит Михаил Белов, участвовавший в процессе воссоздания памятника. — Инвестор взял руину в аренду, а потом всё же купил и начал реставрацию. Потратил немало денег, но сделал очевидный вклад в культуру. После главного дома стал воссоздавать парк и делать многочисленные павильоны. Усадьбу включили в путеводитель по Тверской области, туда водят экскурсии. И, думаю, это только начало. В России сейчас около трех тысяч разрушенных усадеб. Есть чем заняться любителям классики».

В последние годы в России развивается экотуризм, и восстановление усадьбы становится не чистым меценатством, но разумным хозяйствованием, которым и занимается Васильев в своей усадьбе. Едва ли это прибыльное дело, скорее, сочетание культурной благотворительности с пользой. Но это именно развитие территории, а учитывая, что в России много бесхозной земли, есть возможность сделать благородный вклад в благополучие будущих поколений.
Вилла наизнанку

Классический дом существует по определенным законам. Все архитекторы согласны в том, что для настоящей виллы нужно поместье в несколько гектаров. А если участок небольшой, есть некоторые ноу-хау, о которых рассказывает архитектор-неоклассик и заказчик собственного дома Михаил Филиппов: «Нельзя пихать дворец на маленький участок. Вилла требует 10 гектаров парка. Она по определению центр мира. А парк имеют немногие. Поэтому выход для небольшой территории — строить дом по средиземноморской системе, как палаццо без внешнего фасада, обращенное в колонный двор. Тогда нет ощущения, что находишься между дворцом и забором. Именно так я построил свой собственный дом».

Классический дом не обязательно должен быть монументальным и каменным — можно ограничиться небольшим одноэтажным деревянным домом с мезонином и колонным портиком. А если комнаты расположить анфиладой, то соответствие традиционным постройкам будет полным.

Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов противопоставил столицу китайским мегаполисам

Главный архитектор Москвы противопоставил столицу китайским мегаполисам
Российская столица не догонит крупнейшие китайские города по численности населения, уверен Сергей Кузнецов

Российская столица не догонит крупнейшие китайские мегаполисы по численности населения. Такое мнение в эфире радиостанции «Серебряный дождь» высказал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. По его словам, прирост населения в ближайшие годы и десятилетия будет идти «единицами миллионов», тогда как в азиатских городах этот прирост в разы выше. Читать далее «Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов противопоставил столицу китайским мегаполисам»

Новый русский стиль для автобусной остановки

Архитекторы предложили новый русский стиль для автобусной остановки
В дизайне остановки есть отсылки к авангарду, космизму и древнерусскому искусству

Московское архитектурное бюро «Мегабудка» разработало проект остановки общественного транспорта (на фото), которая, по словам авторов, выражает идею современного русского дизайна.
Конструкция состоит из четырех обособленных элементов: прямоугольной скобы, квадратной стены с сиденьем, овального объема, напоминающего матрешку, и волнообразной крыши. В этом наборе форм — отсылки и к авангарду, и к космизму, и к советским остановкам, и к древнерусскому, и к национальному искусству. Читать далее «Новый русский стиль для автобусной остановки»

Архитектура ЧМ-2018. Какое наследие оставят главные стройки мундиаля?

Чемпионат мира по футболу стал эпохальным событием в жизни нашей страны. Он помог улучшить имидж России на международной арене, оказал позитивное влияние на национальное самосознание и, что особенно важно, выступил в роли мощнейшего драйвера развития городов-участников. Глубинные процессы строительной отрасли, затронутые прошедшим мундиалем, обсудили гости традиционного Архитектурного завтрака компании REHAU, который состоялся 21 августа в кафе Veranda – в двух шагах от столичного стадиона «Лужники».

К дискуссии присоединились как архитекторы, так и эксперты в области дизайна. В их числе: Георгий Канделаки, Олеся Федоренко, Юрий Кошель, Виктория Черепанова, Илья Мейтыс (АБ «АРХКОН»), Никита Мейтыс (DESIGN BOX), Ксения Бобрикова (Xenia Design Sudio), Елена Гордина (АБ Елены Гординой), Елена Калинина («ЁЛ-КА»), Алена Паутова (студия Алены Паутовой). Со стороны REHAU на встрече присутствовали руководитель стратегических проектов в Восточной Европе Руслан Тюменев и специалист технической поддержки в Восточной Европе Алексей Воркачев. Читать далее «Архитектура ЧМ-2018. Какое наследие оставят главные стройки мундиаля?»

Главный архитектор столицы призвал отказаться от заборов

Число ограждений в Москве в несколько раз превышает их количество в европейских городах, заявил Кузнецов

Заборы являются признаком нездоровой городской среды и в столичных дворах их быть не должно. С таким заявлением выступил главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, сообщает «РИА Недвижимость».
Число заборов в столице в несколько раз больше, чем их количество в европейских городах с квартальной застройкой, подчеркнул архитектор. Он уточнил, что территории дворов должны создаваться таким образом, чтобы разделение пространства на общественные и частные зоны читалось без дополнительной навигации. Читать далее «Главный архитектор столицы призвал отказаться от заборов»

ru Русский
X