«Кому-то помогать — у нас в крови». Как складываются медицинские династии

Сегодня в России отмечается День медицинского работника. Врачей, медсестер и санитаров поздравляют с профессиональным праздником в третье воскресенье июня уже на протяжении 40 лет.

Для многих семей этот праздник стал чуть ли не главным в году. Елена Лычковская более 40 лет проработала медиком, ее дочери Наталья Агапова и Ольга Илюнцева — практикующие специалисты, которые помогают людям уже более 20 лет. Сейчас Наталья Агапова заведует приемным отделением городской клинической больницы имени М.П. Кончаловского, а Ольга Илюнцева работает врачом-эндокринологом в психиатрической клинической больнице № 1 имени Н.А. Алексеева. В их семье еще шесть человек связали свою судьбу с медициной.

Mos.ru поговорил с медиками и узнал, каково расти в семье врачей, не жалеют ли они о своем выборе и что нужно знать молодым специалистам.

— Сколько человек в вашей семье связали свою жизнь с медициной?

Наталья Агапова: Смотрите: бабушка и дедушка, Ольга и Дмитрий Поляковы, ветеринары, доктора медицинских наук и профессора. Они занимались научной деятельностью: изучали болезни, в том числе и смежные для животных и людей, изобретали вакцины. Папина тетя, Наталья Новицкая, возглавляла отделение в детской инфекционной обсервации в Севастополе во время войны. Сам папа, Роберт Лычковский, был хирургом, мама занималась лабораторной диагностикой, заведовала лабораторией в санатории.

Роберт Лычковский за работой. Фото: архив семьи Лычковских

Еще дяди-близнецы — Игорь и Юрий Поляковы. Юрий был врачом скорой помощи, скончался в 42 года от сердечного приступа. Игорь Поляков — микробиолог, вирусолог, миколог, доктор ветеринарных наук. В свое время он изобрел вакцину и уехал работать в Германию.

Ну и мы с сестрой.

Наталья Агапова

— Почему вы сами решили пойти в медицину? Повлияла ли семья на ваш выбор?

Елена Лычковская: Я пошла в медицинский, скорее всего, под влиянием родителей. Они были ветеринарами, занимались научной деятельностью.

Наталья Агапова: Когда растешь в семье врачей, когда слышишь разговоры только о медицине, то с детства понимаешь, чем будешь заниматься. Я знала, что буду врачом, с того момента, когда только начала себя осознавать. Кому-то помогать — у нас в крови.

Папа был хирургом, ему часто звонили. Он консультировал по телефону, нередко срывался и уезжал на операции. Это все происходило на наших глазах. Так что с детства было понятно, какую мы с сестрой выберем дорогу.

Наталья Агапова. Фото: архив семьи Лычковских

Ольга Илюнцева: Да, я другую профессию себе даже не представляла. При этом давления со стороны семьи не было однозначно. Родители по вечерам говорили о медицине, обсуждали ситуации, которые произошли на работе. Слушая разговоры, начинаешь во всем этом отчасти разбираться. Еще ты видишь отношение родителей к работе и пациентам.

А после того, как в 12 лет полежала в больнице, я стала играть во врача дома. Мне нравилось, как в больнице все устроено, как измеряли температуру, как делали обход. Это я и переносила в свои игры.

Ольга Илюнцева

— А как определились со своей специализацией?

Елена Лычковская: Сначала я окончила фельдшерскую школу, затем поступила в первый медицинский институт (Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова — прим. mos.ru). Семь лет отработала участковым врачом, потом трудилась на скорой помощи. Только после этого я окончила ординатуру по лабораторной диагностике. Мне нравилось этим заниматься.

Может, действительно что-то наследственное есть, потому что мама у меня всегда с микроскопом работала. Мне нравилось работать с биологическим материалом, видеть его воочию и даже ставить диагнозы, основываясь на этом. Бывало, что незнакомые врачи в нашей медсанчасти меня узнавали и благодарили за точность.

Елена Лычковская. Фото: архив семьи Лычковских

Наталья Агапова: Я не мечтала быть терапевтом, я очень хотела стать хирургом. Помню, в детстве папе делала какие-то перевязки, мне нравилось этим заниматься. Но когда я уже институт закончила, мне папа сказал, что женщине нужно выбрать либо хирургию, либо семью. Эта специальность обязывает проводить много времени на работе с пациентами.

Тогда я выбрала гастроэнтерологию — мне было интересно изучать внутренние органы. Позже стала терапевтом. Сейчас, возможно, иногда и жалею, что не стала хирургом (смеется).

Роберт Лычковский за работой и его дочь Наталья Агапова справа. Фото: архив семьи Лычковских

Ольга Илюнцева: Мне тоже нравилась хирургия. Я поступила на лечебное дело в Московский государственный медико-стоматологический университет имени А.И. Евдокимова. После третьего курса, совмещая учебу в институте, я устроилась работать медсестрой в отделение эндокринологии. Так и проработала там до конца института, у меня были ночные смены и посуточные в выходные. В итоге к этой специальности я приросла душой, хирургия отошла на второй план. О выборе профессии не жалею. Мне кажется, я делаю свою работу хорошо.

— Кого можете назвать ориентиром в вашей профессии?

Ольга Илюнцева: В первую очередь это мой отец. К нему постоянно обращались за помощью, благодарили. Мне тоже хотелось помогать людям. Например, когда мы жили летом в деревне, к отцу шли отовсюду. Однажды он помог одному колхознику. Тот ловил петуха, и у него в руке осталась шпора. Рядом не было ни больницы, ни медпункта. Отец брался за любые травмы, заболевания, даже если это был не его профиль. Он мог взять на себя ответственность за здоровье пациента.

Роберт Лычковский. Фото: архив семьи Лычковских

В эндокринологии у меня тоже был человек, который стал для меня примером. Это мой учитель Нинелла Старкова, к сожалению, уже покойная. Нинелла Трофимовна возглавляла курс эндокринологии, написала много научных работ, под ее именем выходили учебники. Она была мудрой, спокойной, рассудительной и тоже старалась всем помочь — и студентам, и пациентам.

Елена Лычковская

Наталья Агапова: Конечно, это папа. Он был удивительным, увлеченным человеком. Хирург, проктолог, занимался онкоколопроктологией, стоял у истоков трансплантологии. Уже 13 лет, как его нет с нами. У него была онкология — заболел тем, с чем боролся. Он для нас с сестрой всегда был таким маяком, на который мы шли.

Елена Лычковская: Да, у них очень тесная связь. С отцом им было интересно говорить обо всем. Они видели, как люди к нему относятся, как стремятся к нему. Он и сам очень серьезно к работе относился. Муж хотел, чтобы дочери сами все увидели и почувствовали. Они обе у него работали, когда еще учились в старшей школе. Сама я тоже поддерживала их в выборе профессии и помогала им.

Наталья Агапова: Да, еще учась в школе, я бывала у папы на работе, он меня водил на операции. Студенты-медики, взрослые ребята, падали в обморок, а я с интересом наблюдала.

Наталья Агапова

— Дети собираются продолжить ваше дело?

Наталья Агапова: Моя дочка не пошла в медицину, а сыну еще 12 лет, он пока думает об этом.

Ольга Илюнцева: Моя младшая дочь хотела пойти в медицину, подавала документы. Но, к сожалению, ей чуть-чуть не хватило баллов для поступления. В результате она выбрала фармацевтику, что тоже близко. Сейчас уже влилась в учебу, планирует летом поработать в аптеке помощником провизора. А старшая дочь заканчивает третий курс факультета клинической психологии психолого-педагогического университета. Так что обе планируют работать в смежных областях.

— Чем для вас так интересна медицина?

Ольга Илюнцева: Мне нравится работать, это как ребус, когда тебе задают какую-то задачу и тебе интересно ее решать. Конечно, есть и рутинные случаи. Например, сахарный диабет. Это распространенное заболевание, оно хорошо изучено, поэтому в процессе лечения ты используешь определенные алгоритмы действий. Но есть редкие эндокринные заболевания, когда нужно подумать, нужны дополнительные методы исследования, которые не везде проводятся. Когда диагноз поставлен, это приносит удовлетворение.

Наталья Агапова: Самое лучшее, когда видишь, что человеку хорошо от того, что ты делаешь. Человек приходит со своей болью, а ты ему помогаешь. Это, наверное, самое приятное, что может быть.

А самое сложное?

Наталья Агапова: Самое сложное — видеть пациента, которому уже нельзя помочь. Пациентов, которые обречены жить с той или иной болезнью или которым осталось совсем недолго. С этим я до сих пор не могу смириться, все равно пропускаешь это через себя. Мне довелось год поработать в отделении сестринского ухода, где лежали онкологические больные, тяжелые. К этому привыкнуть невозможно, каждый раз часть тебя умирает.

— Как пандемия отразилась на вашей работе?

Ольга Илюнцева: Наша больница работает с пациентами, у которых обнаружен COVID-19, перепрофилировали два корпуса. У меня налажена работа с врачами и медсестрами, которые оказывают помощь в «грязной» зоне. Я их консультирую дистанционно, потому что параллельно работаю с пациентами, у которых не обнаружен коронавирус, и доступ в «грязную» зону мне запрещен. Мне в мессенджере присылают результаты анализов, я контролирую уровень сахара.

Мы, врачи, в любую эпидемию работаем. Это такая специальность, когда не думаешь о себе, а думаешь о том, что нужно делать, и делаешь это.

Наталья Агапова: Наша больница не была перепрофилирована. Плановую госпитализацию мы рекомендовали откладывать, в основном работали на скорую помощь. Если выявляли больного с коронавирусом, его помещали в бокс и перевозили в перепрофилированный стационар. Все наши врачи были обеспечены защитой. Работали напряженно, конечно. Но уже основная угроза миновала, потихонечку возвращаемся к нормальной жизни.

— Что можете посоветовать молодым специалистам, которые только идут в профессию?

Елена Лычковская: Им стоит задуматься о главном: хотят ли они помогать людям. Нас воспитывали так, тогда готовили врачей, которые по-настоящему помогали людям.

Наталья Агапова: В медицину надо идти тому человеку, который болеет медициной. Если человек не может без этого жить, значит, это его путь.

Ольга Илюнцева: Я бы посоветовала сначала пойти и посмотреть, как работают врачи. Устроиться санитаркой или прийти как волонтер, на практике увидеть, твое это или нет. Можешь ли ты со всей душой и самоотдачей посвятить жизнь этой профессии? Пока ты не увидишь, как это работает, ты не поймешь, нужен ты этой специальности или нет.