Маршальский дом: как реставрируют историческое жилое здание на Садовой-Кудринской

На Садовой-Кудринской улице есть семиэтажное темно-серое здание с высокими арками и башенками на крыше. Это так называемый маршальский дом, построенный в 1947 году для высшего командного состава. Здесь живут потомки военачальников, которые получили квартиры после Великой Отечественной войны, а также архитекторов, строивших дом. В 2019-м в доме завершили реставрацию первого этажа, а в этом году началось восстановление всего здания.

Корреспондент mos.ru побывал в маршальском доме, увидел, как работают реставраторы, и поговорил с теми, кто возвращает зданию исторический вид.

 

Подготовка к реставрации

Сейчас величие маршальского дома сложно оценить — он полностью заставлен строительными лесами. Если присмотреться, можно увидеть декоративные элементы, балконы, арки и массивные цифры «1947».

Дом на Садовой-Кудринской — объект культурного наследия. Поэтому Фонд капитального ремонта (ФКР) занимается не только его комплексным ремонтом, но и реставрацией.

«Подходы к реставрационным работам всегда одинаковые. Неважно, кто является заказчиком — столичный Департамент культурного наследия, Фонд капитального ремонта Москвы или собственник. Они регламентированы федеральным законом и соответствующими ГОСТами. Разница в случае с маршальским домом в том, что ФКР выполняет работы по всему дому целиком, а работы в помещениях первого этажа ранее проводились их собственником в лице Минобороны России. Стоит отметить, что и те и другие работы проводятся под контролем Департамента культурного наследия Москвы», — поясняет Сергей Краснов, начальник управления по работе с объектами культурного наследия службы строительного контроля Фонда капитального ремонта.

Реставрация начинается с замеров, взятия проб материалов, лабораторных исследований. Также архитекторы изучают архивы, фотографии, чертежи, описания деталей. Все это нужно для составления проекта, объем которого может достигать 30 томов.

Сергей Краснов. Фото М. Денисова. Mos.ru

Готовая документация проходит историко-культурную экспертизу. Затем она размещается в публичном пространстве, и все желающие могут высказать свои замечания. Если их не поступило (а по маршальскому дому никакой критики не было), то проект согласовывает Департамент культурного наследия. Если замечания есть, их проверяют на корректность и вносят изменения. Потом через аукцион выбирают подрядчика, он получает разрешение и начинает работы. Реставрация проходит под надзором в том числе научного руководителя, который разрабатывал проект.

При подготовке к реставрации важную роль играют современные технологии.

«Применяется лазерное сканирование элементов здания, облет коптером, который делает несколько тысяч фотографий высокого качества. Затем специальная компьютерная программа обрабатывает снимки, потом строится цифровая модель и уже на основании нее ведется проектирование. Также применяется BIM-проектирование», — рассказывает Сергей Краснов.

С одобрения жильцов

Важная особенность реставрации жилых домов — обсуждение с жителями. Иногда они хотят, к примеру, покрасить фасад или поставить стеклопакеты. Но на объектах культурного наследия это делать запрещено. По словам Сергея Краснова, с маршальским домом подобных проблем не возникало.

Жительница дома Евгения Воронцова отмечает, что без одобрения жильцов не принималось никаких решений. Кроме того, люди делились со специалистами сохранившимися документами.

«Все, что у нас было, мы предоставили еще на стадии разработки проекта. Старых фотографий здания у жильцов практически нет, потому что тогда в основном снимали само Садовое кольцо, улицы, деревья. Дом обычно никто не фотографировал, могли подъезд запечатлеть», — говорит она.

Евгения Воронцова. Фото М. Денисова. Mos.ru

Евгения Воронцова живет в маршальском доме в течение 50 лет. Квартиру здесь получил ее прадед Константин Смирнов, генерал-лейтенант авиации. До переезда он и трое членов его семьи ютились в 14-метровой комнате в коммуналке возле Киевского вокзала. «В семье у нас есть такая легенда, что, когда прадед попал впервые в новую квартиру, он сказал: “Боже мой, я могу ходить в трусах!” Но я помню его всегда при параде — в выглаженных брюках, рубашке, с галстуком и с палочкой», — рассказывает Евгения.

По проекту трех архитекторов

Маршальский дом выделяется не только своей архитектурой, но и историей — его строили пленные немцы. Примечательно, что до войны на этом месте стояло другое здание, уничтоженное во время нацистских бомбардировок.

«В центре не так много “немецких” домов. Маршальское здание — редкое исключение. Дома, построенные пленными, есть, к примеру, на улице Алабяна, в районе Октябрьского Поля. А дома в Красногорске строили также и японские пленные», — рассказывает экскурсовод Георгий Макеев.

Дом на Садовой-Кудринской проектировали три архитектора — Лев Руднев, Владимир Мунц и Виктор Асс. Они нередко работали вместе. Так, все трое являются авторами одного из зданий Министерства обороны на Фрунзенской набережной.

Георгий Макеев. Фото М. Денисова. Mos.ru

Георгий Макеев подчеркивает, что дома, предназначенные для какой-то профессиональной группы, не были редкостью. «Для советского времени вообще характерны дома с однородным составом — дом сотрудников НКВД, дом писателей, а на Патриарших прудах есть трехэтажный будто бы особняк, но на самом деле шестиквартирный дом для генералов».

Максимально сохранить исторические элементы

В маршальском доме уже полностью заменили электрику, сейчас приводят в порядок другие инженерные коммуникации, также идет реставрация фасада, интерьеров и крыши.

Реставратор Владимир Брижинский восстанавливает двери, порталы, перила, лифтовые проемы, окна — все, что находится внутри здания. Он показывает двери входной группы одного из подъездов.

«В каждом подъезде есть входная группа в виде портала. Все двери сейчас на реставрации — после ремонтов 1990-х годов утрачены многие детали. К примеру, латунные решетки на этих дверях утеряны безвозвратно и их придется отливать заново. Это очень объемная работа, но я думаю, что к августу портал приобретет исторический вид. Все, что можно, мы максимально сохраняем», — подчеркивает мастер.

Однако сохранить можно не все. Одна из причин — время. Так, оригинальные оконные рамы оставить не получится. По словам реставратора, они разрушены почти на 80 процентов. А с деревянными перилами, которые сейчас заботливо укутаны пленкой, все в порядке, утрачены лишь небольшие соединительные элементы. Владимир оценивает сохранность перил на твердую четверку.

Владимир Брижинский. Фото М. Денисова. Mos.ru

Гордость каждого подъезда маршальского дома — мозаики на полу. Они дошли до нас в хорошем состоянии и ждут своей очереди на реставрацию.

«В подъездах на полу находятся уникальные мозаики. В каждом подъезде свой рисунок — где-то цветочный, где-то дракончик. Сейчас они закрыты, чтобы не попадала строительная пыль, но их также отреставрируют, утраченных элементов в этих мозаиках немного», — уверяет реставратор.

Это кропотливая работа

Один из самых сложных этапов реставрации — восстановление башенок (пинаклей) на крыше дома. Они сильно износились, разрушились и находятся в аварийном состоянии. Их восстановлением занимается скульптор-реставратор Арман Симонян. Его летняя мастерская разместилась прямо во дворе дома на Садовой-Кудринской. Под зеленым навесом расположен стол с желтой колоритной лампой и инструментами. Вокруг — модели и готовые образцы.

Арман Симонян. Фото М. Денисова. Mos.ru

«Я занимаюсь изготовлением утерянных элементов. Сначала делается гипсовая модель, потом форма и уже после этого идет отливка в бетоне. Прямо сейчас реставрирую сводный арочный элемент, здесь утеряны некоторые части», — рассказывает скульптор.

Арман Симонян подчеркивает, что маршальский дом уникален своей бетонной кладкой, которая напоминает керамическую. Она укреплена проволокой, а внутри пустотелая, как изразцы. Такое встречается довольно редко.

Работа скульптора кропотливая, связана с мелкими деталями, поэтому требует много времени и внимания.

Реставрацию и капитальный ремонт дома на Садовой-Кудринской обещают завершить до конца года. ФКР, проводя подобные работы, старается укладываться в один теплый сезон, чтобы не создавать лишних неудобств жителям.

Программа капремонта: в 2021–2023 годах в Москве отремонтируют около 4,5 тысячи домов