Как в Москве создавали воздушный флот в начале ХХ века

История воздухоплавания началась в конце XVIII — начале XIX века, когда появились воздушные шары. В Главархиве сохранилось свидетельство о полете на таком шаре известного иллюзиониста Джозефа Пинетти. Полет состоялся в Москве в 1803 году и обошелся маэстро в четыре тысячи рублей — по тем временам это была очень большая сумма.

Популярность летательных аппаратов

Позднее изобрели аэропланы. В России воздухоплавание стало таким популярным, что наряду с учеными и инженерами проекты летательных аппаратов пытались разрабатывать и любители. Московское общество содействия успехам опытных наук и их практических применений имени Христофора Леденцова получало множество просьб оказать финансовую помощь в постройке аэропланов. Общество не оставалось равнодушным и помогало изобретателям, а иногда субсидировало самых талантливых. Кто-то сам отправлял чертежи, кому-то требовались деньги для постройки аэропланов, а некоторые присылали даже фотографии готовых моделей.

В своем обращении к обществу некий Дмитрий Абрамов писал, что разработал проект для постройки «эроплана, ничем не отделяющий (то есть не отличающийся) в полете от птицы». Он также просил содействия «ученых людей», чтобы сделать чертеж «со слов моих».

Жетоны с орлом и самолетом за пожертвования

Необходимость собственного воздушного флота в стране в начале XX века прекрасно понимали власти, поэтому было объявлено о сборе пожертвований на его создание.

В листовке Всероссийского аэроклуба, который всячески поддерживал эту кампанию, было написано, что император Николай II на докладе о разрешении сбора пожертвований оставил резолюцию: «Соглашаюсь с удовольствием и желаю успеха отечественному воздухоплаванию».

В Москве созданием летательных аппаратов занимался Московский организационный комитет по сбору пожертвований на воздушный флот. Для контроля за средствами московские власти заготовили специальные квитанционные книжки. Квитанции выдавали жертвователям, а их корешки в составе книжек затем возвращали в канцелярию московского генерал-губернатора, где уже подсчитывали собранные средства.

Горожан, которым не было жалко денег на воздушный флот, отмечали и поощряли. Так, мужчинам выдавали специальные нагрудные знаки, а для женщин были предусмотрены кулоны на цепочках. За взнос 500 рублей выдавался золотой знак, за 100 рублей — серебряный. За более мелкие пожертвования в размере пяти рублей можно было получить серебряный позолоченный жетон «Орел с самолетом и Андреевским флагом» для ношения на цепочке. Горожане, сдавшие от трех до четырех рублей, могли рассчитывать на серебряный позолоченный жетон «Самолет в венке».

Москвичи принимали самое активное участие в сборе средств, благодаря чему создание отечественной авиации значительно ускорилось.