Встреча Михаила Мишустина с представителями предприятий семейного бизнеса

Встреча состоялась на полях IV Всероссийского форума семейного предпринимательства «Успешная семья – успешная Россия».

Из стенограммы:

Центральный выставочный комплекс «Экспоцентр», Москва

Встреча Михаила Мишустина с представителями предприятий семейного бизнеса

С.Катырин
(председатель правления, президент
Торгово-промышленной палаты Российской Федерации)
: Это уже четвёртый форум семейного бизнеса, который
мы проводим. Они все проходят здесь, в Экспоцентре.

У нас ряд мероприятий проходит в регионах
Российской Федерации. Сейчас мы, на наш взгляд, сделали очень важный шаг в
развитии семейного бизнеса – начали образовывать при торгово-промышленных
палатах вместе с администрациями регионов центры поддержки семейного бизнеса. Два
таких центра мы уже организовали: первый в Нижнем Новгороде, второй в Уфе. На
будущий год мы предполагаем (у нас есть ряд заявок от регионов – и от палат, и
от губернаторов) ещё несколько таких центров открыть. Нацелены сугубо на
поддержку работы с семейными компаниями.

Мы создали Семейный совет, который заседает
регулярно, перемещается по регионам России. Уже есть добрая традиция, которую
заложили наши коллеги в регионах: там, где заседает Семейный совет, мы
высаживаем аллею Семейного бизнеса. У нас уже две аллеи есть. Я думаю, что это
приживётся и будет и в других регионах.

Хочу сказать слова благодарности нашим коллегам из
регионов и всем семейным компаниям, которые активно включились в эту работу. Но
мы не всех берём в этот проект, потому что желающих достаточно много. У нас
есть конкурсный отбор в этот проект – 100 компаний под патронажем российской Торгово-промышленной
палаты. Ежегодно мы добавляем компании в этот проект. Когда первый отбор
провели, думали, что следующие 100 придут. Но те 100, которые были первыми,
сказали: мы хотели бы остаться в этом проекте. Поэтому у нас понемногу
прибавляется это количество компаний. Мы с ними работаем и с точки зрения отработки
тех проблем, которые есть у семейных компаний, и в плане работы с администрациями
на федеральном и региональном уровнях.

Е.Дыбова (вице-президент Торгово-промышленной палаты
Российской Федерации, модератор)
: Михаил Владимирович, наша
задача как системы торгово-промышленных палат – помочь компаниям. Мы видим
большой потенциал. Они действительно нацелены на развитие. Есть проблемы, с
которыми они приходят в наши центры. Мы им помогаем, рассказываем о мерах
поддержки.

Есть несколько проблем и вопросов, которые хотелось бы
обсудить, услышать позицию. Это очень важно для бизнеса.

Вот у нас семья Ивановых, которые занимаются
производством. В чём они молодцы и уникальны – это то, что их продукция очень
востребована, потому что это обеззараживание помещений и так далее.

М.Иванова
(генеральный директор
ООО «Химическая компания Черноземья», Белгородская область)
: Михаил
Владимирович, мы производственная компания. Но у нас партнёры с малым форматом
торговли, и у них проблемы с повышенными требованиями к ним, не применяемыми к
другим форматам розничной торговли.

Хотелось бы попросить уменьшить штрафные санкции к
ним и создать закон о малых формах торговли, чтобы они понимали свои права и
обязанности.

М.Мишустин:
Во-первых, по малым формам торговли.

Без сомнения, зарегулированность, которая на
сегодняшний день существует, должна уходить. В данный момент у нас внесены
соответствующие изменения, и полномочия по утверждению порядка организации
рынков для малых форм торговли и так далее будут больше переданы в регионы.
Потому что в регионе своя специфика. Где-то на юге, например, не обязательно
делать капитальные строения для рынка и чтобы всё было слишком сильно
зарегулировано. Есть и другие нюансы.

Что касается штрафов, мы на сегодняшний день внесли принципиальные
изменения в законодательство, и у нас практически вдвое будут уменьшены штрафы.
Единственное возможное наказание за совершение первого проступка – это предупреждение.
Это очень важно.

Конечно, это не касается видов деятельности,
которые, к сожалению, могут нанести ущерб здоровью людей, – связанных с
какой-то опасностью. А в основном все эти недочёты происходят, конечно, скорее по
недосмотру, а не по умыслу.

Поэтому, думаю, мы найдём здесь взаимоприемлемые
решения. 

Е.Дыбова: Есть одна тема,
которая всех нас очень волнует, – это вопрос отчётности. Станислав Заболоцкий
хочет наши общие пожелания высказать.

С.Заболоцкий (директор ювелирной фирмы «Узор Утум»,
Республика Саха (Якутия))
: Михаил
Владимирович, малый и средний бизнес сдаёт целый ворох бумаг, отчётности. Для
этого требуется очень много сил и времени. Мы хотим попросить Вас рассмотреть
предложение об уменьшении или полной отмене отчётности.

М.Мишустин: Есть разные виды
бизнеса, и в зависимости от вида экономической деятельности меняются требования
к отчётности. В частности, сейчас, для того чтобы вообще не было отчётности,
вводится экспериментальный налоговый режим «Автоматизированная упрощённая система налогообложения» для
маленьких предприятий – это могут быть индивидуальные предприниматели или
организации, – в которых количество работников не превышает пяти человек. И тогда фактически не
будет никакой отчётности. Самое главное – не будет налоговой декларации.
Информация для того, чтобы видеть, какую деятельность ведёт компания, и
контролировать её, будет собираться налоговой службой из третьих источников, в
частности банков. И всё остальное, что необходимо для исчисления прибыли и
осуществления финансово-хозяйственной деятельности, будет формироваться в
автоматизированном режиме.

Этот вопрос уже поддержан
Правительством, и в Государственной
Думе в первом чтении
такие изменения в закон приняты. Сейчас эксперты
активно работают над вторым чтением. В ближайшее время, надеюсь,
депутаты поддержат эту
инициативу.

Там ещё есть ограничения по объёму
выручки – 60 млн рублей. Это прилично – 5 млн рублей в месяц.

Вообще мы всегда стараемся сделать аккуратно,
чтобы не навредить. Потому
что намерения бывают хорошие, а в результате людям не лучше.

Поэтому мы внимательно посмотрим на результаты этого
эксперимента. Если всё будет в порядке, если будет удобно… Я понимаю, время
нужно тратить на бизнес – чтобы развивать его, чтобы делать
научно-исследовательские изыскания, заниматься развитием, – а не на отчётность,
на формальные процедуры. Но это важная часть работы, для того чтобы упростить развитие
бизнеса. Надеюсь, что этот режим вам очень поможет – так же, как и введённый
режим самозанятых. Налог на профессиональный доход, если кто-то с этим
сталкивался, тоже очень просто исчисляется: там не нужно тратить время ни на
отчётность, ни на что-то другое. Контрольно-кассовая техника, которую вы будете
ставить, и будет той самой отчётностью, потому что соответствующая информация, поступающая
в автоматизированном режиме, будет собираться и обрабатываться, а на её основе
формироваться отчётность. Но есть разные формы. Я понимаю, о чём Вы говорите.
Конечно, нужно конкретно смотреть, что вам мешает. Я думаю, что мы попросим
наших коллег из Торгово-промышленной палаты заняться этим. Сергей Николаевич
Катырин очень системно, серьёзно занимается упрощением процедур налоговой
отчётности и просто отчётности для малого бизнеса. Я много лет веду с ним этот
диалог. Поэтому рассмотрим Ваше предложение.

Е.Дыбова: Спасибо
большое. Это реально хорошая новость. Мы с удовольствием подготовим
предложения, которые бизнесом выработаны.

Мы любовались сейчас изделиями из фарфора – Кисловодск,
семья Любкиных. Действительно уникальные изделия. Но есть проблемы, которые, я
думаю, Александр Юрьевич (Любкин) нам
озвучит и скажет, что им зачастую мешает в серьёзном развитии.

А.Любкин
(основатель ООО «Дельта», Ставропольский
край)
: Михаил Владимирович уже частично ответил на вопрос. Вопрос по штрафам – уменьшению
штрафов за нарушения, которые не повлекли за собой серьёзного ущерба –
государству и людям.

Вот пример. Была проверка
по охране труда. Знали, готовились. Привлекли людей дополнительных. Результат: всё
как будто бы отлично, только мыло не записали в отдельную карточку – СИЗ. Штраф
– 250 тыс.

М.Мишустин:
Ну это же ерунда какая-то. Давайте разберёмся. Когда такие случаи бывают, Вы же
сами понимаете, что в этом смысле всё зависит от конкретного человека. У такой
проблемы есть фамилия, имя, отчество. С этим надо бороться.

А.Любкин:
Каждая проверка для малого предприятия, особенно для творческого, это стресс.
Это время, это деньги.

М.Мишустин:
Я понимаю, отбивается желание и настроение. Поэтому, ещё раз, это важный
вопрос. Мы его разбирали детально. Я частично, как Вы сказали, ответил. Сегодня
мы имеем этот законопроект в Государственной Думе. Конкретно – смягчение
штрафных санкций для фактически всех представителей малого бизнеса. Повторю,
что этот документ будет устанавливать единственно возможную применимую меру –
предупреждение – в случае первого совершения.

Также мы говорили подробно
о том, что не надо суммировать претензии. Это тоже проблема большая. Чтобы вы
понимали: для микро- и малых предприятий, социально ориентированных
некоммерческих организаций фактически все штрафы будут вдвое снижены.

Что касается
конкретного случая, я бы попросил Вас тоже, Сергей Николаевич (обращаясь к С.Катырину): давайте с этим
разберёмся. Я понимаю, наверное, каждый человек переживает, что потом будут
проблемы. Мы не должны этого допускать. Надо эту работу над ошибками делать. Даже
если кто-то ошибся, надо вместе исправить. И я уверен абсолютно, что мы просто
не должны допускать таких случаев.

Е.Дыбова:
Очень
многие наши семейные компании действительно благодарны – получили поддержку в
очень непростой период пандемии. Но вместе с тем весь бизнес понимает, что есть
вопросы, как усовершенствовать эту систему.

Давайте послушаем. Юрий
Владимирович, пожалуйста.

Ю.Семисоха
(основатель, заместитель директора ООО «Аквила», Курская область): Михаил Владимирович, у меня вопрос о применении кодов Общероссийского
классификатора видов экономической деятельности. Он очень волнует малый и
средний бизнес.

Особенно остро мы прочувствовали эту проблему во время пандемии. Мы
получили государственную поддержку, а многие предприятия или её не получили,
или получили не в той мере, на которую рассчитывали. А всё почему? Потому что
по указанному коду ОКВЭД они не относились к предприятиям, которые наиболее
пострадали от пандемии.

Возможно ли реализовать этот процесс на общей цифровой платформе, но
так, чтобы предприниматель точно мог определять свой вид деятельности?

М.Мишустин:
А каким образом предприниматель на платформе будет определять вид экономической
деятельности, не сдавая отчётность? То есть предприниматель сам знает, чем он
занимается. Я имею в виду, что проблема ОКВЭД связана с тем, что иной раз сам
предприниматель использует код ОКВЭД больше для получения льготы, чем для того,
чтобы он объективно соответствовал виду деятельности и выручке.

Проблема есть, понимаю.
Для чего мы её решаем? Это нужно в первую очередь для того, чтобы
идентифицировать, чем занимается предприятие. В своё время, когда в
Правительстве Российской Федерации активно занимались ОКВЭД, у нас многое не
соответствовало действительности. Так же и здесь: есть компания, которая
реально занимается какими-то услугами, допустим, а использует код ОКВЭД,
совершенно этому не соответствующий. Или когда идёт государственная регистрация
малого предприятия, подаются все документы, предприниматель искренне считает,
что будет заниматься этим видом экономической деятельности как основным, а
потом получается, что, как сегодня рассказывали, начали переработкой
заниматься, кто-то пошёл в химию и так далее. Это меняется. И есть для этого
возможность изменить.

Что на сегодняшний день
сделано? Федеральной налоговой службе поручено создать специальный сервис,
который позволит предпринимателю выбирать код ОКВЭД уже по результатам своей
деятельности. Сначала, при регистрации, вы заявляете код ОКВЭД, соответствующий
виду деятельности, который вы предполагаете. А потом, в ходе фактической
деятельности, в автоматизированном режиме предприниматель сможет выбрать код.
То есть будет некая специальная, достаточно простая отчётность, которая по
видам экономической деятельности позволит предпринимателю понять, чем он
занимается.

Здесь две стороны.
Первая – это какой реально вид экономической деятельности, вторая – как
правильно использовать эти виды, чтобы получить необходимые льготы. Это тоже
нормальный вопрос, потому что, когда идёт помощь малому и среднему бизнесу,
который пострадал от пандемии, используется именно этот параметр.

Этот сервис заработает
с 1 января 2023 года, он в активной разработке. И ФНС докладывает, что
фактически на сегодняшний день они с предпринимателями в плотном контакте.

Но Вы абсолютно правы:
вопрос есть, и его, конечно, нужно решить.

Е.Дыбова:
Спасибо большое. 

Тут ещё очень важно, что сейчас
изменение ОКВЭД – очень трудоёмкий процесс: нужна нотариальная доверенность, требуется принести заявление… И это снимет как раз эти
сложности. Будет идеальная схема.

М.Мишустин: Абсолютно верно.
Этот сервис это снимет. Раз в год будут давать картинку… Это будет отчётность,
но потом, к сожалению, всё равно придётся проверять физически (по-другому
невозможно это сделать), потому что проходит год, цикл, и тогда только можно
понять, чем занимался предприниматель.

Е.Дыбова: Так никто не
против – все готовы. Главное, чтобы это не было таким сложным бумажным
процессом. Поэтому в этом отношении это очень хорошая новость. Спасибо большое.

Хочу, чтобы выступили Кривенковы, у
них есть опыт с точки зрения государственной поддержки.

Е.Кривенков (исполнительный
директор крестьянского хозяйства «Криница», Белгородская область)
: Михаил
Владимирович, прежде всего хотелось бы поблагодарить за меры поддержки, которые
существуют в программе для крестьянско-фермерских хозяйств. Это действительно
здорово.

Мы являемся грантополучателями. В
процессе сдачи отчётной документации столкнулись с бюрократией. То есть мы
ежеквартально должны готовить три комплекта документов на бумажном носителе.
Один комплект объёмом приблизительно с пачку бумаги. Практически каждый лист
нужно заверить подписью главы, потом эти три комплекта отвезти в район, чтобы
они согласовали, затем поехать в область, в министерство сельского хозяйства, и
все эти три комплекта сдать. Потом один комплект остаётся у нас, один остаётся
в области, а третий возвращается в район.

Можно ли оптимизировать этот
процесс и сделать его проще?

М.Мишустин: Во-первых, мы
сейчас внесли в Думу изменения в Закон о развитии сельского хозяйства как раз
для таких вариантов: чтобы использовать как можно меньше отчётности для
получения господдержки. Теперь не нужно будет каждый раз, как Вы правильно
сказали, заполнять огромное количество форм – их немало, по-моему, 26 именно в
вашем виде деятельности. Когда
готовились к встрече с вами, я
смотрел формы отчётности, как раз справку дали именно по фермерским хозяйствам. И фактически на сегодняшний
день то, что сделано, будет
требовать от вас одной формы отчётности. Это будет в законодательстве. Вся бюрократия должна быть сведена к
минимуму, и в первую очередь будет новая информационно-цифровая система,
которую разрабатывает Министерство сельского хозяйства. Это так называемый
суперсервис. Он фактически все формальные процедуры, которые необходимы,
переведёт в электронный вид.

Очень надеюсь, что это освободит
всех вас от, как Вы сказали, заполнения форм
с трёхкратным дублированием.

Для государства это также будет
очень важный ресурс. Система позволит нам и мониторинг, и аналитику видеть в
онлайне. Так что это уже случилось.

Е.Кривенков: Это будет
здорово. Это освободит сотрудников от того, что забирает кучу времени.

Е.Дыбова: Спасибо большое.
Видите, у нас сегодня столько хороших новостей. Михаил Владимирович, Вы,
конечно, заметили, что у нас все семейные компании – это несколько поколений.
Это и дети подрастающие, и старшее поколение и так далее. И мы, конечно, все
задумываемся о том, как семейный бизнес должен развиваться, расти дальше,
потому что это дело всей нашей жизни.

Вот у нас Пётр Александрович Лунин,
у него двое детей, внуки уже подрастают. Мы хотели бы здесь ещё один очень важный для нас вопрос обсудить.

П.Лунин (основатель, главный технолог
ООО «Магия трав», Алтайский край)
: Михаил Владимирович,
планируются ли изменения в законодательстве по регулированию вопросов наследования
бизнеса? Я основатель бизнеса. У меня дочь, сын. Мы вместе решаем все вопросы.
Подрастает один внук, второй внук. А далее, как показывает практика, необходим
порядок наследования и передачи бизнеса.

Хочется, чтобы бизнес не просто юридически передался по
наследству частями, а чтобы он сохранился, чтобы остался бизнесом. Если он
приносит прибыль, платятся
налоги, всё законно, всё хорошо, идёт развитие, он нужен государству – зачем
его делить?

М.Мишустин: Пётр
Александрович, занимались этим вопросом. И вопрос будет решён. Начнёт
действовать с 1 марта новый закон, который владельцам бизнеса даст возможность
либо на определённый срок, либо бессрочно создавать личные фонды, передавать,
соответственно, своё имущество с утверждёнными условиями функционирования этого
фонда, который потом можно трансформировать в наследственный, чтобы потом не
делить, как Вы сказали, имущество.

Этот закон Президент подписал в
прошлом году. Мы долго его
обсуждали. Я прекрасно понимаю, о чём Вы говорите. Поэтому там также предусмотрена возможность, чтобы супруги могли
создавать совместные фонды и в отношении общей собственности смотреть и
прописывать, как бы они хотели её в случае определённых обстоятельств
распределить. И здесь вопрос ответственности и конфликта интересов тоже будет
урегулирован. Ровно то, о чём Вы спросили.

Это очень важное законодательное
изменение позволит в первую очередь частным предприятиям сохранить бизнес и
понимать, как дальше он будет развиваться, и передавать своим детям, внукам. И
определять, кто должен получить чуть больше или чуть меньше, в зависимости от
того, какой вклад, в том числе дети, родственники, вносят в этот общий бизнес,
– на семейном совете.

П.Лунин: Спасибо Вам
большое. Это наше будущее – для чего мы сейчас работаем, для чего стараемся.
Хочется, чтобы это работало и
работало.

М.Мишустин: Посмотрите этот закон, который с 1 марта начнёт действовать. Я надеюсь, что он
Вам понравится. Большие были дискуссии. Надеюсь, что все вопросы будут там
решены.