#влюблённыевкниги: Дальний Восток

В этой подборке рубрики #влюблённыевкниги литература о той части России, где суша встречается с морем. Сегодня я предлагаю отправиться на край земли. В места, где суша встречается с морем, где вроде бы ещё Россия, но уже какая-то иная, удивительная, новая. Курилы, Сахалин, , археологи, рыбаки, каторжане… Литература о нашей с вами родине — экзотической, наполненной ветрами, солёным воздухом, океаном. И, главное, природой. Её властным характером, её ритмами и масштабом. Природа, рядом с которой человек — мал и зависим. И в то же время — гармоничен и чист. «Кристалл в прозрачной оправе. Рассказы о воде и камнях», Я — дочь рыбака, жена рыбака, мать рыбака — всегда интересовалась рыбой с практической точки зрения — как её лучше приготовить. Романтики в рыбной ловле не понимала никогда. Хотя мне неоднократно пытались объяснить волшебство процесса. И тут — Авченко. С темой, которая мне, в общем-то, не сильно интересна, забрался в душу. Ну как он пишет, чертяка! Слово «вкусно» применительно к литературе терпеть не могу, но именно оно здесь напрашивается. Великолепно он пишет, вот как. Книга, которая вроде про рыбу и про камни, оказывается книгой о чём-то гораздо большем. В общем-то, по большому счёту, она — про бессмертие, про связь всего со всем, про счастье растворённости человека со всем миром и несчастье отрыва человека от природы. Он не пишет ни о чём особо экзотическом, он говорит о повседневности. Но, Бог ты мой, как он это делает! История освоения Дальнего Востока, перестроечное детство, украшенное «ивасём», геологические экспедиции, куда брал его отец, поездки в Корею, и , современная жизнь в Приморье, рыбалка как образ наиболее гармоничного существования — в этой книге сплетено много разных тем. Авченко — «человек, живущий у моря», сын геолога, рыбака и охотника, житель Владивостока, влюблённый в Приморье, так рассказывает о своей родине, что очень хочется туда попасть и увидеть своими глазами море, сопки и всё это великолепие, где встречаются юг и север, перемешиваются и рождают столь необычную флору и фауну. Влюблённость, с которой он говорит о камнях, передаётся читателю. Текст силён именно из-за большой любви автора к тому, о чём он пишет. А ещё мне очень импонирует его отношение к языку. Названия рыб, озёр, речек, сопок и камней — поэтичные, осмысленные, допускающие двойное толкование, — Авченко размышляет о них, как о живых существах. Кто неравнодушен к словам, их звучанию и смыслу, найдут здесь много прекрасных моментов. Книга эта даёт ощущение прикосновения к чему-то очень настоящему. Она наполнят и умиротворяет. Горячо рекомендую! «Язычник», У автора — большой талант в описании стихии и в описании человека. Сочетание этого делает роман таким живым, правдивым, объёмным почти до документальности. Здесь так написано про стихию, что дух захватывает. И видишь, и чувствуешь всю её власть — случайный летний тайфун, уволакивающий в непроглядную муть остров и посёлок рыбаков, высокие и хлёсткие волны, которые бушуют со всех сторон… Природа здесь обильная и неиссякаемая, её масштаб, её неумолимость и абсолют чувствуется почти в каждой сцене. Людей из романа этого как будто знаешь, встречал в жизни. И влюблённую в поэзию бывшую проститутку Таню Сысоеву, и бывшего учителя Семёна Бессонова, приехавшего с большой земли за длинным рублём… Сюда, на Курилы, люди стекались со всей огромной страны. Перемешавшие национальный вопрос в полную бессмыслицу, десятки культур рождали нечто, не регламентируемое традициями. Рождался новый народ, в котором всё перепуталось, слилось и упростилось. Появились немыслимые ритуалы и приметы, связанные с океаном. Хмельной водоворот всех уравнял, всех сроднил и примирил… Ажурно написано о самых страшных вещах — самоубийстве местного алкоголика, который отходил уже, а всё гордо посматривал на окруживший его народ. О том, как жадная до ощущений легкомысленная Томочка, жена капитана, привезла из отпуска гонорею, да и позаражала полострова… Здесь не евангельские рыбаки, здесь люди, чувствующие себя фабрикантами смерти. Ведь большая рыбалка — это тонны гниющей рыбы, тонны пролитой крови… Тяжёлая муторная пьянка, жуть кровавых сцен, мрачный быт, пропитавшийся запахом рыбных внутренностей — всего этого в «Язычнике» с избытком. Но главное ощущение, которое остаётся после книги — всю эту муть смоет океан, очистит, поглотит и по-матерински заботливо оставит только чистое, хорошее, светлое: «Человек присасывается к морю, словно младенец к матери. Поселившись однажды на морском берегу, он исподволь утрачивает свои прежние ощущения венца творения, утрачивает призрачную самостоятельность и начинает чувствовать себя так же, как, наверное, тюлени и нерпы, растворённые в мировом круговороте воды и воздуха, ему не остаётся иллюзий: маленький сосущий роток на спелой титьке матери». «Остров Сахалин», Антон Павлович, отчаянный человек, поехал на край света, чтобы своими глазами увидеть каторжный остров. Эта книга — смесь из сухих статистических фактов и личных впечатлений писателя о природе/погоде, местном начальстве и главное — о каторжанах, обитающих в ужасающих условиях, которые писатель подробно и красочно описал в книге. Чехов фактически в одиночку провёл подробную перепись населения острова. Он видел сотни людей, лично беседовал со многими, заходил в камеры, карцеры, бараки и дома. То, что он описывает, оказывает гнетущее впечатление. А обзор населённых мест так тщателен и подробен, что к середине книги становится утомителен. Вот описывает Чехов ландшафт, количество мужчин/женщин, основное их занятие и сколько хлеба они собирают за год, чем болеют, в каких землянках/избах живут и т. д. А потом посреди этого сухого рассказа упоминает, что вышла к ним женщина-каторжанка, которая ребёнка своего живьём в землю закопала и за это попала на каторгу. И тон у автора не меняется при этом — буднично так, спокойно описывает он этот факт. И таких моментов много. Несчастные, оборванные, больные, завшивленные, живущие в дичайших условиях каторжане, в прошлом — убийцы и насильники, вызывают не страх и гнев, а жалость и брезгливость. «Остров Сахалин» возымел свой эффект: после публикации общественность и всполошилась, стали принимать меры, отправлять комиссии… Ну а для современного читателя книга может быть интересна как исторический документ, не более. Актуальность её осталась в прошлом. И сейчас это — большая порция горечи и темноты, разбавленная яркими пятнами личных впечатлений писателя. * * * Также на нашем сайте вы можете найти подборки книг на любой вкус . Подробные рецензии на представленные в подборке книги, вы можете найти в группе «Влюблённые в книги» во «ВКонтакте» и Instagram @knigizdes .